Главная » 2010 » Август » 29 » Америка
22:58
Америка
«А ну-ка, покажи свой чемоданчик!»
      Так сложилось, что «интересы службы» занесли меня на повышение конфликтологической квалификации в Америку, в штат Виржиния, в город Харрисонбург. Случилась такая заокеанская отлучка в моей жизни впервые, так что я имею полную возможность пронаблюдать за тем, что происходит с постсоветским человеком в условиях пресловутого «культурного шока». Потому как океан – это вам не шутки, а Америка, пожалуй, еще более «серьезное дело», чем можно было себе там, на родине, представить.    
     Так что перед вами - хроника с места психологической адаптации одесского психолога к условиям американской провинции.
     Итак, с чего начинается Родина, нам подробно и правильно объяснили еще в советской песне, а вот с чего начинается чужая страна – вот вопрос. И ведь далеко не с визы, посольства и собеседования на английском. И даже не с длительного перелета, французских стюардесс и французского же самолетного фастфуда, достойного упоминания в каком-нибудь парижском издании «Книги о вкусной и здоровой пище быстрого приготовления».
     Знакомство с Америкой начинается с обыска в Парижском аэропорту – и это весьма символично. Эдакая метафора искренности – все честно – никто ни во что не играет уже на въезде - первый и последний интерес к тебе определяется исключительно степенью исходящей от тебя потенциальной угрозы. Когда сначала последовательно складываешь в пластиковый ящик верхнюю одежду, ремень и обувь, а потом тебя сначала просвечивают, потом позванивают, а потом еще и заботливо прощупывают, никакое другое слово, типа «безопасность», на ум не приходит – «обыск», он и в Париже - «обыск».
     Кстати именно этот интерес оказывается самым искренним и неподдельным. Во всех остальных случаях американцы замечательно держат дистанцию, но методика «выстраивания границ» в корне отлична от нашей. Я бы сказал, что это «отшивание вежливостью».
      Вчера, к примеру, поговорил пару минут с барышней из Сент-Луиса - очень непривычное ощущение – начинаешь разговор, и с первой минуты понятно, что ей некогда, но воспитание ей не позволяет собеседника с порога этим огорошить, и поэтому она упорно и честно ищет для тебя пару вопросов, задает их, потом отвечает на твои (ты уже свои, конечно, задаешь из «экспериментаторской вредности»), потом извиняется и убегает с пожеланиями всего наилучшего. Из новых знакомых, в смысле формальности общения, больше всех раздражает работающая в Нью-Йорке, красивая чешка, ведущая себя как некрасивая американка. Отовсюду исчезает быстро и без предупреждения. Времени не тратит ни минуты даром, и при этом все время улыбается.
      Самое трудное, кстати, - заставить американца не улыбаться. Если хочешь сделать фотографию с нормальным выражением лица, а не на «приеме у стоматолога», приходится специально просить. С другой стороны с американцами легко. Никто ни от кого не зависит, при этом все дружелюбны и всем на всех наплевать, кроме близких. У них, вообще, другие семейные отношения. Все участники семинара нашего женатые люди, но автономны до предела, и это по местным представлениям вполне нормально.
      С нашей ментальностью в первое время все ждешь, когда это благообразие наконец закончится, и проступит настоящая жизнь – суровая, жесткая, из серии: «где же вы, гримасы капитализма? Ау!».
      Потом, постепенно начинаешь понимать, что прелесть Америки именно в том и заключается, что такая искусственная, «островная» жизнь здесь возможна практически бесконечно. По крайней мере, есть возможность выбора - хочешь - живи в сумасшедшем темпе (тогда по тебе Нью-Йорк плачет), хочешь – потихоньку в Харрисонбурге - все равно на жизнь хватит. Только в бога верь, хоть какого-нибудь.
      Но, об этом – в следующий раз.
 
Опубликовано в журнале "Психология на каждый день" №7, 2010
Категория: Андрей Гусев. Субъективности. | Просмотров: 708 | Добавил: igorich | Рейтинг: 0.0/0