Главная » 2010 » Октябрь » 5 » Америка
22:12
Америка
У иностранца две напасти – быт и язык.
 
       Начиная с прилета, а в моем случае, еще и приезда, весь быт превращается в одну сплошную проблему. Знаете, как, к примеру, открывается обыкновенное американское пластиковое окно? Оно, оказывается, притягивается к раме, эдакой вращающейся ручечкой, больше напоминающей ручку на катушке спинига, а потом такими небольшими защелочками окончательно закрепляется. Короче, минут пять-десять уходи на то, чтобы с этой ручечкой и этими задвижечками разобраться.
        А, извиняюсь, рулон бумаги в туалете поменять не пробовали? I´ve made it! (Я сделал это!), как говорят американцы – он, оказывается, размещается на двойной такой палочке, а вот палочка уже крепится к основанию такой защелочкой, типа как на значке. Я пока от старого рулона гильзу картонную не разорвал, и устройство не увидел – не успокоился и не разобрался. Сказалась, видать, врожденная любознательность.
       Здесь много чего рассчитано на исправное функционирование. То есть человек приучен к тому, что все работает, а если что-то ломается, то быстро чиниться, причем незаметно. Большинство сотрудников техподдержки трудятся в глубоко вечернее время – чтоб не мешать основному процессу – обучению. С более сложным оборудованием «стафы» (служащие) разобраться помогают. И, что самое интересное, - чем оборудование сложнее – тем оно универсальнее, – ни в какое сравнении не идет со всеми этими задвижечкам. Цивилизационная пропасть-то, оказывается, и содержится именно во всевозможных бытовых мелочах - сразу понимаешь, насколько они другие люди и думают по-другому.
       Бытовой девиз провинциальных американцев – «Удобство! Удобство и простор во всем». В самых удобных местах парка стоят лавочки, а в самых красивых еще и очень удобные стулья и столики. При этом в отличие от Европы, нет миниатюрности – все с размахом. Двор, так двор, парк, так парк, холл, так холл. Сразу А.К. Толстого вспоминаешь, про «коль любить, так без рассудку…». Только у североамериканцев наша широта души перенесена исключительно на предметы материальные.
        После освоения бытовых премудростей начинаются проблемы с коммуникацией. Вдруг оказывается, что все, что ты с таким усердием учил, думая, что изучаешь английский, называется и звучит абсолютно по-другому. Мама моя дорогая! Ни один из предметов не называется так, как того хотят авторы русско-английского словаря! К примеру, вместо старого доброго и удобоваримого английского «холл» вдруг употребляется «лоби», или «лаудж», причем на этот самый «холл» никто из аборигенов не реагирует. А что творится с ударениями! О прононсе вообще упоминать страшно – народ разговаривает, кто как хочет, причем половина из моих теперешних собеседников точно такие же, как и я, иностранцы. Поэтому наслушаешься всякого.
        Англоязычный индийский профессор и то не все понимает, и очень на это жалуется. Правда, американцы платят ему той же монетой – туго соображают в его индийском варианте «великого и могучего»… английского языка. Впрочем, есть и «утешительный приз» - русского все массово боятся – «очень сложный» говорят.
        Перестройка мощная – просто вцепляешься в произносимый текст и держишься за него пониманием. Мозги так на английский переключаются, что начинаешь делать кучу ошибок в русском, причем, их даже в написанном тексте не замечаешь. Пару раз поймал себя на том, что первым в голову пришло английское слово, раньше, чем русское. В результате, понимание начинает напоминать некую форму медитации. Говорят быстро, громко и много. Ни одного слова выделить вроде не можешь, но общий смысл повествования улавливаешь безошибочно.
         Польза от всего этого, в языковом смысле, очень большая – хочешь понимать и быть понятым – «учи матчасть»!
Категория: Андрей Гусев. Субъективности. | Просмотров: 799 | Добавил: igorich | Рейтинг: 0.0/0