Главная » 2011 » Август » 2 » Король говорит
11:12
Король говорит
Логопед против принца крови

Если отбросить все несомненные плюсы нового потенциального номинанта на «Оскар» - английского фильма «Королевская речь» (получившего в нашем прокате странное название «Король говорит»), а именно: замечательный сюжет и его режиссерское воплощение, блестящую актерскую игру и великолепное воссоздание атмосферы исторической эпохи, то « в сухом остатке» мы получим, странный, на первый взгляд вопрос: «Чем может быть интересна современному зрителю история успешного лечения заикающегося претендента на престол с многообразным вариантом наименований – от Берти, Джорджа, Альберта, до герцога Йоркского и короля Георга Шестого (Колин Фёрт) логопедом-самоучкой Лайонелом Логом (Джефри Раш)?».

Неужели тем, что, диапазон применяемых для лечений заикания методов, мягко говоря, не слишком обогатился за последние восемь десятилетий?

Действительно, те приемы, которые Лайл применяет как ноу-хау, прочно вошли в арсенал современных логопедов. Пение, ритмическое постукивание, танец, работа с телом «на расслабление», эмоциональные «качели» и даже ругань довольно успешно применяются в практике, хотя заикание, в кругу специалистов именуемое «логоневроз», по сей день остается одним из наиболее трудно излечимых нарушений.

Лайл, вряд ли бы получил в итоге орден и пожизненное дружеское расположение королевской четы, если бы и он ограничился только уровнем борьбы с «механическим дефектом речи». Подобный подход к лечению базируется на принципах общего расслабления, механического «разрушения/прерывания» стереотипного комплекса мышечных зажимов и спазмов, приводящих к заиканию (фокус с аудиозаписью чтения Альберта в наушниках), а также на замещении возникающего в мышцах напряжение другим действием – прищелкиванием, притопывание и т.д. Такое лечение позволяет заретушировать речевой дефект, что замечательно продемонстрировано в фильме на примере первых относительно успешных публичных выступлений Альберта, но неспособно кардинально повлиять на психологическую основу заикания. В итоге, оказывается, что разрушить стереотипные представления о себе намного сложнее, чем изнурять себя ежедневными многочасовыми упражнениями.

Ведь Лайл изначально пытается помочь Берти побороть его страхи, однако Альберт, надежно их обороняет, в чем ему здорово помогает «замечательное» королевское воспитание.

Дело в том, что британский король – человек со всех сторон зажатый предначертанной ролью, он - человек-символ, человек-ритуал и его общественная ценность – только в этом «символизме». Не удивительно, что воспитанный в такой системе координат Альберт с годами превращается в потенциального пациента психоаналитика. Чего только ему не пришлось пережить с самого детства – деспотичного отца, смерть брата, издевательства няни, второсортность по отношению к старшему брату – прямому наследнику престола и постоянное сравнение с ним! Добавьте ко всему еще рано возникшее заикание, и остается только удивляться, откуда у этого человека вообще взялось мужество принять корону Британской империи.

Это же самое воспитание надежно защищает Альберта и от возможности излечиться от недуга, поскольку для выздоровления ему необходимо перестать играть роль богоизбранного небожителя, а превратиться в обычного заику. То есть, для того, чтобы получить внутренний доступ к «нормальным» способам лечения, Берти нужно разрешить себе быть «не идеальным». Заиканию, ведь, абсолютно все равно кто передним – простолюдин, или король.

Так что королю для излечения, нужно обнаружить в себе простолюдина, поскольку не существует отдельных методов лечения «для небожителей». Небожители, по определению, не болеют!

Поэтому Лайл поначалу и пытается выстроить с Берти обычные человеческие отношения и использовать их в качестве «ресурса» для выздоровления, и достигает в этом определенных успехов, добиваясь того, что Альберт начинает с ним разговаривать про абсолютно «табуированные» сферы собственной жизни, и даже клеить в присутствии Лайла модель самолетика. Однако королевское воспитание отказывается сильнее, и Лайл, при первой же попытке форсировать наметившееся «сокращение дистанции» мгновенно оказывается в опале, с указанием его конкретного местоположения на «королевской» шкале ценностей – «грязнокровка»!

На этом, собственно говоря, и заканчивается вречебно-логопедическая часть истории и начинается повествование о том, как талантливый самородок безо всякого психотерапевтического, или психоаналитического образования, умудрился запустить в личности Альберта изменения, сделавшие его королем и достойным символом нации в один из самых драматических периодов мировой истории.

Здесь нужно напомнить, что голос для Георга – основной инструмент его королевской работы. О значении «голоса нации» в тот исторически период, можно судить хотя бы по известному факту, что обладатель другого уникального голоса-символа – советский диктор Юрий Борисович Левитан был объявлен личным врагом Гитлера только за то, что блестяще читал официальные сводки советского правительства.

Так что у Георга особого выбора не было, «либо – пан, либо – пропал». Он даже озвучивает, что в случае неудачи его заменит отрекшийся от престола старший брат.

Такой поворот событий окончательно загнал Берти в угол, сбив остатки спеси и превратив его наконец-то в «реального клиента», которому ничего другого не остается, как безоглядно довериться «самозванцу».

Имей Альберт дело с другим специалистом, эти обстоятельства, пожалуй, только бы ухудшили и без того плачевное состояние его речи, сыграв на руку заиканию. Но Лайл недаром утверждает, что у него есть «успех и опыт», более того, у него есть несомненный психотерапевтический талант - то, каким образом он умудряется «достать» из Георга королевский голос, вызывает восхищение у любого профессионала! Лайл устраивает рискованную провокацию с посадкой на трон, заставляя «работать на выздоровление» тот ресурс, который этому выздоровлению мешал – результат королевского воспитания - королевскую систему ценностей Георга! И король фактически излечивает себя сам! Он прорывается к своему голосу, убеждается в его наличии и параллельно - на символическом уровне – в собственной способности быть королем. «У меня есть голос!», – кричит Георг, обосновывая этим свое право быть королем, и тем самым преодолевая основной свой страх – боязнь не соответствовать идеальному представлению о том, каким должен быть король (Я - не король, я – обычный работник в офисе!). В результате трансформированный страх ложатся в основу уверенности Георга в своем исконном праве на престол, символом чего становится обретенный собственный голос.

Кстати, показательным моментом в фильме является озвучивание реального времени, необходимого для достижения положительного результата в лечении заикания – с момента начала лечения до первого позитивного результата проходи два года, а до момента произнесения Георгом Шестым знаменитой речи – шесть лет! Позднее король продолжает коррекционные занятия и произносит свои речи под контролем логопеда, превращаясь в короля, который успешно преодолевает заикание, то есть, фактически предоставляет нации дополнительный образец мужества и поводы для восхищения.

Остается только порадоваться тому, что британское общество и королевский дом, повинуясь велениям времени, созрели до подробного показа человеческих проблем не только королей шекспировских времен, но и относительно недавнего «символа нации». (Напомним, что Георг Шестой – родной папа ныне здравствующей королевы).

А нам, простым смертным, полезным будет лишний раз убедиться в том, что:

 - перед лицом диагноза все смертные равны, а, следовательно, есть на свете, хоть какая-то, справедливость;

- отличительной чертой профессионала является успех и опыт, а не наличие диплома, на которое мы часто «ведемся», силясь гарантировать себе позитивный результат;

- никогда не известно заранее, какую роль в исцелении может сыграть тот или иной «психологический ресурс»;

- для того, чтобы справиться с серьезной проблемой, нужно сначал признать свою несостоятельность, а потом уже попросить о помощи;

- не факт, что, при необходимости, и вы не сможете «отыскать в себе короля».


Опубликовано в журнале "Наша психология" №4 (49), 2011
Категория: Андрей Гусев. Субъективности. | Просмотров: 2920 | Добавил: igorich | Рейтинг: 4.3/3