Перейти на главную страницу сайта

 

 

 

Вита Бричник. Павел Владимирович,  в предыдущих блиц-интервью мы с вами говорили об экофасилитации, психологической помощи, толерантности к неопределенности, и о других важных темах. В этом блице интересно будет услышать от вас ответы о  Школе экофасилитации и о том, что в ней происходит.

У вас есть свой, довольно своеобразный и нестандартный способ обучения: без учебников, программ и вообще без какого либо готового плана. Это обычно обескураживает и удивляет. Можете рассказать, как вы пришли к такой необычной методике преподавания? Был ли у вас период поиска подходящего метода обучения  или он родился сразу вместе с экофасилитацией?

Павел Лушин. Мне не трудно сказать, когда это все началось... Я не любил школу, когда учился сам...Я был посредственным учеником и любил только несколько предметов, которые мне давались естественным образом... Кстати, мне повезло, что по этим предметам были хорошие учителя. Им удавалось убедить меня в том, что у меня может быть будущее в школе и после нее... Во что я, честно говоря, не верил...По этой или другой причине я был "неформалом" и учился исключительно тому, что нравилось... Отсюда, происходит мое убеждение, что любая школа может быть тем, что нравится, где не принуждают и дают возможность найти себя... Учитель - это доступный и коммуникабельный человек, который не только в состоянии доходчиво рассказать и пояснить, но и показать, как делать то, чему он учит... He practices what he preaches...Поэтому когда я поступил на иняз, я поймал волну и стал учиться на «отлично»..., но когда его окончил с красным дипломом и поступил в аспирантуру, я стал заниматься тем, как учить взрослых иностранному языку иначе... без зубрежки, принуждения и страха перед авторитетом учителя. Результатом написания моей первой диссертации по психологии был не только теоретический продукт, но и  ускоренное обучение грамматике английского языка на соответствующем факультете. Я десять лет проработал на двух кафедрах - иностранного языка и психологии. Это был не стандарт, в определенном смысле нарушение правила... Кстати фактически по этой же причине я и пришел в практическую психологию в конце восьмидесятых. Как и в преподавании иностранного языка, мне было важно видеть практический результат своей деятельности...

Когда стал вопрос о том, как учить тому, что я сам научился делать в области психологической помощи, то ответ был логичен — взрослого важно учить с привлечением его собственных смыслов и достижений, с учетом его выработанной манеры, способов и стиля учебы, то есть личностно-ориентировано, а также — центрировано на результате и желательно не продолжительно по времени. Лучше без отрыва от производства...К счастью, это стало определяющей тенденцией в обучении взрослых в нынешние времена... Но главное здесь не то, чтобы учить совсем без учебной программы, сколько с учётом и с помощью собственной «программы» учащегося... Мне могут возразить: какая учебная программа у человека, который — новичок в деле оказания психологической помощи? Отвечу: психология и педагогика — это те сферы, в которые мы погружены с детства…мы так или иначе ощущаем или понимаем, какая среда нам нужна для получения помощи или учебных знаний... Не даром в последние годы учат с учетом так называемых индивидуальных учебных траекторий развития и учебы. Кому-то важно, чтобы ему разъяснили перед тем, как что-то делать, другому — побыть наедине и подумать, третьему — увидеть/пощупать как это делается и так далее... Но в любом случае, педагог должен быть в постоянном контакте с своим слушателем и постоянно сам изменяться под его влиянием. Это означает - не обязательно быть зависимым от слушателя, но быть чувствительным к его изменениям. Поэтому программы обучения все же существуют, но они динамичны, постоянно меняются в зависимости от пожеланий и вопросов/запросов школьников... Фактически тоже самое происходит во время работы экофасилитатора с клиентом: его программа самопомощи - важное условие оказания помощи клиенту со стороны психолога. Это принципиально для тех, кто преподает экофасилитацию: трудно учить личностно-ориентированному подходу к оказанию помощи директивно, то есть зная заранее, что нужно подопечному...По аналогии: трудно психологически помогать клиенту, если заранее знаешь что и как нужно делать, не советуясь и не подвергая сомнению то, что самому психологу близко, к чему привык... Готовность к изменению - важное условие профессиональной деятельности как для экофасилитатора, так и педагога, который учит данному подходу.

Вита Бричник. Значит, программа обучения все таки есть, но не такая как мы ее привыкли себе представлять, а гибкая, динамичная и определяемая самими учениками, что в общем-то делает ее с одной стороны неповторимой, а с другой – актуальной в настоящем. Наверное, по этой причине, выпускники Школы экофасилитации стремятся через какое-то время снова пройти первый – базовый уровень иногда одновременно со вторым и третьим?

Павел Лушин. Да, вы правы именно так. При этом важно понимать, что не только психологические знания динамичны и очень быстро развиваются, но развивается и сама личность психолога, клиента. Социальная ситуация также крайне нестабильна. И вопрос не только в том, что, приходя на условно повторный курс повышения квалификации приобретают что-то новое, они сами привносят элементы новизны и неповторимости в учебную ситуацию в группу слушателей. Вот, например, за последние три года многое изменилось не только в стране, но и в жизни психологов. Многие стали более востребованными в связи с военной и посттравматической тематикой, ряд коллег, напротив, изменили направление и характер работы – сами стали больше готовить специалистов-практикующих психологов. Повторный курс для них означает доработку своей педагогической компетенции, навыков использования экофасилитации в условиях учебного взаимодействия взрослых слушателей. В связи с этим направленность работы экошколы стало теперь больше центрирована на аспектах адаптации к мирной жизни после службы в армии или на педагогической и коллективной работе со взрослыми.

Вита Бричник.  И еще вопрос об учениках. Вы часто говорите, что в Школе экофасилитации слушателей не учат, а они учатся сами. Как будто вы и не причем, но в то же время – ваша роль во всем этом ключевая. Можете объяснить, какая именно? Если вы не учитель (тот, кто учит) в Школе, то кто тогда?

Павел Лушин. Мне не очень близок нынешний тренд - все подвергать дроблению и планированию в сфере подготовки профессионала... Я имею ввиду то, что, если хорошо описать набор навыков, умений и компетенций, которыми должен овладеть профессионал, а затем дать ему много разъяснений и  упражнений как это делать, то в результате все получится полезно и эффективно... Примером этому наше высшее образование, особенно в области гуманитарной подготовки: психолога мы учим именно так в течение 5 лет, но результат редко удовлетворительный... Сложные профессии подобно педагогической, психологической не легко «собираются» в единый живой и действующий организм...

В нашей школе мы используем синтетический подход к подготовке экофасилитатора... Суть его в следующем: то чему учат  должно быть доступно в целостной форме. Поэтому учитель в экошколе много показывает как происходит психологическая помощь, а потом в дискуссиях и вопросах выводятся правила и закономерности этой деятельности. С каждой иллюстрацией слушатель вычерпывает все новые свойства и стороны будущей профессии или рода деятельности... В результате слушатель осваивает не только образцы деятельности, но и особый образ мышления — толератность к неопределенности, противоречивости, критичности, непредсказуемости, к быстрой смене событий!

Словом, учитель экофасилитации — это, во-первых, тот кто умеет делать, то чему учит, во-вторых, умеет демонстрировать это публично, в-третьих, экофасилитатор – это тот, кто думает/чувствует и поступает в соответствии с тем, что и делает, в-четвертых, он также старается быть толерантным и переносить негатив в качестве источника развития!

Вита Бричник. Да, для психологов такой вид обучения – настоящая находка: одновременно можно усовершенствоваться в профессии, повысить свою квалификацию, овладеть экофасилитацией и профессионально использовать ее в работе. Тем не менее, в Школе экофасилитации учатся не только психологи, но и люди, не имеющие психологического образования. Зачем им психологическая школа? Можете привести пример того, как экошкольники-непсихологи применяют экофасилитацию в своей жизни?

Павел Лушин. Границы многих профессий размываются, аналогично с психологией... многие профессии, особенно в сфере "человек-человек" включают в себя психологическую, практическую составляющую... Юристы все больше специалисты по разрешению конфликтов (медиаторы), бизнесмены, врачи, маркетологи, дизайнеры, политики включают в свою деятельность целые разделы и отрасли психологии саморегуляции, влияния на людей/аудиторию.  Не секрет, что виды и отрасли психологии, равно как и отрасли психологической помощи неуклонно растут и расширяются, при чем на стыке разных научных и прикладных дисциплин: психоиммунология, экопсихология...Появляются такие знания психологии, которые не просто не разделяются психологами, но противоречат традиционным представлениям...Поэтому в школе экофасилитации преподаватели повторяют: даже становясь психологами или приобретая навыки практической психологии, не спешите отказываться/забывать прежние достижения и навыки... в нынешнюю эпоху мы не знаем, какое сочетание знаний и компетенций пригодится и даст Вам конкурентные преимущества. В этой связи не случайно мы называем курс экофасилитации повышением квалификации, а не подготовкой или переподготовкой к новой специальности, какой бы не была прежняя...Мы считаем, что это современная тенденция в образовании взрослых в современном мире.

Уже несколько медиков, закончивших курс экофасилитации, используют в лечении кардиологических больных, в реабилитации пациентов после операций, маркетологи успешно изменяют стратегию и тактику продаж, педагоги – по-новому строят процесс обучения взрослых и детей, юристы - более эффективно организуют процесс защиты своих подопечных. Вот несколько примеров из практики наших выпускников. Женщина-врач одной из больниц города Киева рассказала нам, что по окончании курса заметила, что стала прописывать меньше медикаментозных препаратов и это стало позитивно сказываться на самочувствии больных. Адвокат - стал более уверенным во время судебных разбирательств и выиграл несколько сложных дел. Несколько специалистов по маркетингу периодически продолжают проходить краткосрочные курсы экофасилитации, обнаруживая их эффект в уровне продаж. Более двадцати психологов стали использовать экофасилитацию в своих научных исследованиях при написании кандидатских и докторских диссертаций, множество непсихологов поступили и закончили магистратуру по психологии и стали использовать экофасилитацию в качестве основного инструмента оказания психологической помощи или развития собственной организации и психологической службы.

Вита Бричник. Похоже, не только магистратуру… У вас ведь есть еще и научная школа? С определенной периодичностью вы пишите в сети поздравления своим аспирантам с защитой диссертации. Некоторые из них - выпускники Экошколы. Например, из выпуска 2006-2007 года защитились уже трое (Лена Болычева, Катя Божко и Леся Инжиевская) . В группе было около 15 человек, 20% из них стали учеными! Впечатляющий результат! Поделитесь секретом, чем вы привлекаете психологов к научной деятельности в такое сложное для науки время?

Павел Лушин. Экофасилитация — это инновационный метод исследования... по требованиям науки и практики, он он должен быть разносторонне исследован.  В данной связи с учетом этого обстоятельства диссертантам легче решить вопрос новизны своей диссертации.  К тому же они точно понимают, что могут внести не только элемент новизны в исследование, но и практичности. От каждого соискателя научной степени ожидается внедрение установленных научных закономерностей.  Этому отводится отдельная глава или даже две в случае докторской диссертации. Как правило, все авторы разрабатывают эффективные и оригинальные способы психологического влияния на личность. Более того, защита кандидатской диссертации открывает возможность для преподавания в вузе, совершенствования не только помогающей, но и педагогической фасилитации. Это — существенный бонус для развития личности экофасилитатора. Вокруг наших кандидатов психологических наук всегда создаются научные лаборатории и коллективы из студентов и сотрудников, которые помогают им развивать науку и быть полезными обществу. В настоящее время экофасилитативная школа разрабатывает перспективное направление исследований, связанное с проработкой травмы в аспекте посттравматического роста и развития. Главная идея здесь — трансформация негативных переживаний в источник самосовершенствования и укрепления личного психоиммунитета особенно в условиях непредсказуемости, многозначности и неопределенности. В целом, в научной школе экофасилитации проводится более 40 научно-прикладных исследований. Из них около двадцати уже защищены в специализированных научных советах.

Вита Бричник. В вашей последней книге «Хаос и неопределенность: от страдания к росту и развитию» вы написали об обучении условиями. Признаюсь, первая реакция у меня была: «О да! Мы мастера создавать невыносимые условия для жизни! Тут нам нет равных!», но потом сарказм прошел, и осталось главное: «мы мастера создавать условия для жизни». А ведь это сильная мысль - вместо того, чтобы сосредоточиться на невыносимости условий, переключиться на умение их создавать. Интересно узнать подробности такого вида обучения, как это происходит в Школе экофасилитации? В частности, вы пишите о педагогическом эффекте изменяющихся условий, способных включить резервные ресурсы и ускорить внутренний процесс освоения новых знаний. Неужели действительно, можно научиться их создавать?

Павел Лушин. Забавно как вы сформулировали вопрос: для развития нужно создать невыносимые условия хаоса и страдания..., а потом "будет вам счастье"... :)

Честно говоря, речь идет о другом: хаос и травмы часть нашей жизни, вопрос не в том, чтобы  дополнительно их создавать в целях развития…Мы имеем ввиду то, что если человек оказался в ситуации жизненного вызова, трагедии, кризиса, он может относиться к нему не только как к неизбежности или того, что лучше избегать, но и научаться относиться к хаосу и неопределенности как к источнику роста и развития, обретения новых сил, укрепления собственного иммунитета...

Вопрос действительно не праздный.  С точки зрения того, как такое отношение формировать или развивать у слушателей школы. Ответ один - при организации процесса подготовки/повышения квалификации слушателя а) не пропускать и не игнорировать уже существующий опыт проживания таких ситуаций, б) опираться на склонность слушателя самостоятельно находить решения учебных и профессиональных задач... или другими словами, не спешить давать готовые решения... (Соблазн сделать последнее всегда существует у преподавателя...) Если наставник точно знает, как будет лучше поступить слушателю и уже готов предоставить несколько рекомендаций, важно сделать паузу и дать ему возможность найти свой ответ. Во многих случаях это действительно ситуация значительного напряжения...но такой стресс часть жизни и работы профессионала... Со временем педагог будет приятно удивлен оригинальностью мыслей и действий ученика. Пример.

"Педагог: Вы сейчас увидели образец того, как в работе с клиентом экофасилитатор сделал уж очень большую паузу... которая возможно вызвала у вас неоднозначную реакцию...Вы не могли бы поделиться своими мыслями и чувствами?

Слушатель: Вы знаете, когда это сначала длилось около минуты, я рефлекторно посмотрела на реакцию клиента, она была недовольной... затем реакция клиента сменилась на близкую к задумчивости, самоуглубленности. Клиент вообще отвернул свой взгляд от психолога... Экофасилитатор продолжал молчать, а клиент – думать… ее взгляд увлажнился, появились слезы... клиент извинилась за эмоции, но продолжала свой внутренний процесс, не обращая внимание на помощника... Потом клиент выпрямилась и впервые после паузы посмотрела на того, кто был рядом... И только после этого, через минуты 3-4, консультант обронил первое слово и даже не слово, а выражение лица: «Я готов вас слушать, я здесь». Клиент поблагодарила психолога за то, что ее не перебивали… ей удалось многое понять для себя.

Интересно...я все время думала, что когда я вижу слезы, нужно успокаивать человека, а здесь впервые я передумала... в эти минуты это не обязательно делать, тем более, если об этом не просят, но и не уходят от вас...Возможно в это время происходит что-то важное и для этого следует просто быть рядом...Молчание может быть средством помощи».

Вита Бричник. Да, в книгах о таком не прочитаешь и на лекциях ничего подобного не переживешь. Очевидно, живая практика – это очень эффективно, но где вы находите людей, готовых на группу поделиться своими психологическими проблемами? Не каждый может набраться смелости, чтобы встретиться с психологом один на один, а тут нужно откровенничать перед десятком психологов. Что если человек придет с проблемой и не сможет ее решить?

Павел Лушин. Сейчас очень много людей, испытывающих затруднения, требуют профессионального содействия и помощи... Другое дело есть несколько ограничений, которые препятствуют им обращаться за психологической помощью. Первое — исторического и культурного характера. Даже молодые люди, не знавшие жизни при советской власти, заимствовали от своих родителей недоверие кому-либо, кто пытается проникнуть /работать с их мыслями и чувствами. Раньше это было опасно, врач психотерапевт и психиатр вообще ассоциировались с наказанием, а не помощью. Это, конечно, дело давно минувших дней, но психологи, до настоящего времени борются с этим отжившим стереотипом. Поэтому частью работы психолога является разъяснение и показ того, что делает психолог… Это не про болезнь, а про достойный образ жизни, про качество и его улучшение. Второе ограничение - это все-таки финансовая составляющая, поскольку бесплатная психологическая помощь - дело весьма редкое. Тем не менее, многие потенциальные клиенты предпочитают бесплатные психологические услуги. В экошколе такая помощь предоставляется. Третье ограничение — конфиденциальность. Поскольку клиент знает, что помощь будет оказана в присутствии группы слушателей, экофасилитатор всегда готов перейти на особый способ оказания помощи при минимальном самораскрытии клиента. Это особенно важно на начальных этапах взаимодействия психолога и клиента, а так же при работе с мужчинами. Они предпочитают описывать свои проблемы кратко, немногосложно, не эмоционально и схематично... Соответствие таким условиям психологом повышает эффективность работы и, соответственно, мотивирует клиентов обращаться за экофасилитативной  помощью. Иногда такой режим работы экофасилитатора мы называем "алгеброй”. Этому специально учат слушателей. В целом, среда в бесплатной психологической службе экофасилитации очень благоприятная,  заботливая и поэтому мотивирующая. Кстати, аналогичная среда создается и для слушателей, которые практически ничем не рискуют во время подготовки и практических занятий.

Но если клиент бесплатной службы или слушатель школы все-таки не получает желаемого, ему предоставляют эффективную программу по дальнейшему сотрудничеству.