Перейти на главную страницу сайта
Что такое экофасилитация?
На этот и многие другие вопросы, которые интересуют психологов и тех читателей, которые хотя бы раз слышали об экофасилитации, отвечает  на страницах нашего сайта в серии блиц-бесед автор экофасилитативного подхода, профессор Павел Владимирович Лушин.



БЛИЦ-БЕСЕДА №3

Б.В.: Сейчас существует множество новых психологических Школ со своими теориями, инструментарием, критериями эффективности. Каким образом начинающие психологи выбирают именно вашу Школу экофасилитации? Что такого интересного, важного, того чего нет у других, вы им предлагаете? Как вообще возникла идея открыть Школу экофасилитации?


П.В.Л.: Важной отличительной чертой школы экофасилитации является не то, чтобы научить определенной технике или подходу к оказанию психологической услуги, а содействовать развитию личности психолога-профессионала в условиях оказания помощи другому. При этом мы исходим из того, что личностное изменение (и развитие как его часть) – это системный процесс, в котором психолог вместе с клиентом являются элементами общего процесса. Невозможно изменить другого, не изменив себя. Зачастую это означает, как воспользоваться своими жизненными достижениями, своим профессиональным и житейским опытом с тем, чтобы помочь другому? В школе экофасилитации мало что начинается сначала, в ней, как правило, развивается уже имеющееся, как жизненный и профессиональный ресурс. 
           
Перед созданием школы мы обратили внимание на несколько известных противоречий в системе подготовки и переподготовки практикующих психологов. Например, целью подготовки психолога зачастую является умение центрироваться на клиенте, а дух и процедуры подготовки обусловлены вопиющей директивностью: проведение «группы встреч» проводится посредством прямого или косвенного ведения со стороны педагога, когда последний заранее знает, что ему нужно получить по окончании учебного занятия. Еще одно противоречие: обучение психологов гештальт-терапевтов – клиенто-центрированное направление оказания психологической помощи – проводится путем выполнения упражнений, что является часть подготовки бихевиорального подхода. Словом, одной «рукой» педагог делает то, что обесценивает «другая». Педагогическая неконгруэнтность, не правда ли?
           
Наш опыт многолетнего заведывания классическими кафедрами психологии практической направленности показывает, что традиционные учебные программы реализуются в рамках обычных лекционно-лабораторных занятий, отражающих объяснительно-иллюстративную стратегию обучения психологов. По мнению В.В. Давыдова в подобном учебном контексте развиваются только навыки распознания явлений, а также навыки их вербализации. Про выработку склонности к профессиональному мышлению не идет и речи.
           
В нашей школе, опираясь на уже известные достижения в педагогической психологии, мы исходим из развиваемого нами «парадокса эквивалентности», но уже между психотерапевтической и педагогической деятельностью. (Одним из косвенных проявлений этого является общая тенденция к психологизации педагогики, а также – ко все большему заимствованию аспектов практической психологии (в частности, психотерапии и консультирования.)
            По нашему убеждению обучение консультированию должно по существу соответствовать признакам оказания педагогической консультативной помощи. В школе экофасилитации педагог умеет не только и не столько рассказывать о закономерностях помощи клиенту, но демонстрировать полноценную консультативную 50-минутную сессию, а также оказывать педагогическую помощь в стандарте обычного 45-минутного занятия. Среди других образовательных форм – не столько презентация теоретического содержания, сколько содействие его конструированию и реконструкции: слушатель, наравне с педагогом, принимает активное соучастие не только в решении и контроле, но и постановке учебных задач. Как в случае экофасилитативной психотерапевтической сессии, так и учебного экофасилитаивного занятия, итогом конкретного занятия может быть, например, коллективно-генерируемый инсайт. Под коллективно-генерируемым инсайтом мы подразумеваем эмоционально-окрашенное понимание рассматриваемого психотерапевтического или консультативного явления или процесса с признаками открытия или даже прорыва.

Б.В.: Чтобы стать экофасилитатором, нужно учиться, развиваться или что-то другое? Это дано каждому или доступно для отдельной категории людей? Существуют ли критерии отбора для обучения в Школе экофасилитации? Какие специфические качества обретают люди закончившие Школу экофасилитации?

П.В.Л.: Мы исходим из того, что выбор профессии это определенный внутри-личностный процесс, которые имеют и свои мотивационные компоненты. Почему люди выбирают определенную профессию, особенно в ситуации второй специальности или переквалификации – сложный вопрос. Но в нем есть закономерности, обусловленные ходом развития личности, ее биографией. Грубо говоря, при отборе претендентов и слушателей, мы опираемся на то, что за определенным желанием стать психологом стоит определенная индивидуальная готовность или даже стратегия в освоении учебно-профессионального поля понятий, навыков, действий, личностных особенностей. Зачастую она проявляется в индивидуальном темпе и ритме самообучения. Кто-то склонен сначала проработать собственную личностную проблематику, а затем на ее основе построить выработку индивидуальных стратегий оказания психологической помощи, другие – идут более традиционным путем: сбор учебной информации, ее обощение с последующим применением. Но уже наличие этих неповторимых стратегий является свидетельством достаточной мотивации к обучению. Мы, как правило, принимаем в школу всех желающих, но процесс подготовки естественным образом дифференцирует слушателей в зависимости от их учебных приоритетов. В частности, некоторые слушатели, проработав собственную проблематику психологического здоровья, переходят в ранг практиков-любителей, другие – продвигаются дальше на более продвинутые этапы уже профессиональной подготовки (2 и 3 уровень). Со временем имеют место переходы «любителей» в «профессионалы». Главное – содействие или экофасилитация индивидуальным программам саморазвития слушателей.                         

            Что обретают наши слушатели по окончании обучения? Имеется определенная вероятность получения нескольких, так сказать «пакетов»: максимальный и минимальный. В первый входит:

- способность к саморегуляции экофасилитатора в ситуациях оказания психологической помощи;

- достижение позитивного стабильного результата в помощи клиенту или их группе;

- навыки поддержания личностного и профессионального здоровья психолога;

- выработка индивидуального стиля помогающей деятельности;

- высокий уровень самопринятия;

- склонность определять и конструировать зоны ближайшего профессионального и личностного развития;

- умение толерировать ситуации неопределенности и профессионального кризиса;

- навыки обучения основам экофасилитации.

              По-минимуму, слушатель может получить что-то одно из возможного, как правило, то что для него актуальнее всего на данном этапе саморазвития и ему этого достаточно, чтобы благополучно закончить обучение и начать самостоятельно осваивать новый опыт.

Б.В.: Экоцентрироанная фасилитация зачастую обозначается вами как кратковременная глубинная психотерапия, не кажется ли вам, что глубинная и краткосрочная понятия взаимоисключающие. В чем, на ваш взгляд, расскрывается глубина воздействия?

П.В.Л.: Прежде всего, отметим, что мы осторожно употребляем слово психотерапия, опять-таки исходя из того, что данный термин относится к области преодоления патологии. Как мы, отмечали выше, патологию мы рассматриваем как переходное явление, зачастую содержащее в себе возможности дальнейшего развития. Используя термин "фасилитация", мы обращаем, прежде всего, внимание на то, что, если проблемное явление появилось, то в его нем есть определенная логика и даже ценность. Следовательно, устранить его представляет крайне сложным, если возможным вообще. Поэтому проблемное явление должно себя изжить и тем самым либо устраниться, либо интегрироваться как неотъемлемый компонент, как опыт в системе саморегуляции личности. Тем более общеизвестно, что процесс развития по своей природе необратим. Экофасилитация, другими словами – это содействие изживанию и развертыванию переходных форм.

В связи с этим мы используем термин психотерапия как переходная форма или своеобразный имидж-ход, в частности для тех, кто пока не владеет пониманием того, что собой представляет фасилитация, вообще, и экоцентрированная фасилитация, в частности. Аналогично для многих единственно эффективной является такая помощь, которая затрагивает глубинные механизмы саморегуляции клиента, на самом деле понятие глубины воздействия является одним из самых многозначных и запутанных. 

Одни считают, что глубинным является такое влияние, которое учитывает корни возникшего явления. При этом корни или причины, как правило, сторонники психоаналитических направлений, ищут в детстве. Логично, что глубинная помощь, прежде всего, рассматривает детские травмы.

Другие считают, что глубинный эффект зависит от того, насколько долго психолог работает с клиентом, комплексно исследуя при этом различные стороны психической организации клиента. Чтобы достичь стойкого эффекта (зачастую стойкость также ассоциируется с глубиной воздействия), психолог должен проработать не только внутренние закономерности личности клиента, но и внешние, социальные его связи.

Классически ориентированные психологи, ассоциируют корни явления с представлением о том, где именно их следует искать, а поэтому они склонны интерпретировать наблюдаемое в поведении клиента в терминах собственных концепций. Отсюда то, что для одного психолога является корнями, для другого – поверхностный уровень.

Глубина рассматривается в терминах «скрытости причин в подсознании» клиента: за слоями защит и, следовательно, сопротивлений. В связи с этим психологу следует настойчиво и возможно долго работать и даже манипулировать сознанием клиента, чтобы тот «впустил» психолога в собственное интимное пространство. Отсюда, чем более директивной и даже командной является попытка психолога вторгнуться в защищенное, тем больше будет сопротивлений клиента и тем, сложней работа психолога, а, следовательно, и его субъективное ощущение глубины на которой находятся причины происходящего. Глубина в связи с этим ассоциируется с трудностью или величиной работы по преодолению внутренних барьеров клиента.

Словом, если учитывать, что успех вмешательства зависит от продолжительности, трудности вмешательства, широты охвата психологической работой клиента и др., то экофасилитация – про несколько другое. Подобно гештальт-терапии, ДПДГ (EMDR), трансерфингу и другим направлениям помощи, эффект вмешательства и качество работы психолога-экофасилитатора зависит не только, и не столько от глубины вмешательства, но, например, от готовности клиента завершить процесс саморегуляции по значимой проблеме. Мы исходим из того, что помощь – это присоединение психолога или специалиста экофасилитатора на фазе ее завершения. Психолог исходит их того, что главное в разрешении проблемного состояния произошло до того, как клиент пришел на консультацию. Мы убеждены: в запросе клиента уже есть «ответ на главный для него вопрос». Сообразно этому «ответу» клиент дает необходимое и достаточное количество информации для психолога, как по ее глубине, так и по ширине. Процедура «помощи» состоит в том, чтобы, извините за некоторую пафосность, взойти до совершенства модели клиента и с помощью психолога актуализировать желанное для клиента. Если это восхождение происходит, эффект работы наступает, как правило, быстро и эффективно. Не даром экофасилитацию многие относят к тем направлениям, которые ассоциируют со «скорой психологической помощью». Однако мы не обязательно связываем скорость оказания помощи с ее поверхностностью, то есть с нестабильным эффектом (хотя и это в некоторых ситуаций важно). Скорее, экофасилитация учитывает принцип экологичности, одна из сторон которого – соответствие психологической помощи модели саморегуляции клиента. Если в ней определенным образом задано непродолжительное вмешательство, то соблюдение этого принципа будет содействовать реализации и других условий эффективного взаимодействия психолога и клиента и, наоборот.