Перейти на главную страницу сайта

Беседа с доктором психологических наук, автором экофасилитативного подхода,

Лушиным Павлом Владимировичем об инновациях в Школе экофасилитации.

Вопрос 1. Павел Владимирович, если посмотреть на эволюцию Школы экофасилитации в линейной логике, то получается что: сначала вы решили обучать психологов своему методу, потом Школа не стала мешать слушателям учиться и сопровождала этот процесс. И вот, когда наконец идея "не учить, а помогать учиться" проникла в общество и стала особо популярной, вы вдруг говорите, что уже и этого недостаточно, а слушателей Школы чаще называете "коллеги - исследователи". Что изменилось?

Павел Лушин:

Это очень своевременный вопрос...Сейчас образование стало настолько динамичным и быстро развивающимся, что действительно, если раньше давали «рыбу» в виде знаний или компетенций, то позже стало актуальным – «удочку», то есть обобщенные компетенции по типу способности самостоятельно учиться...В настоящее время актуально создавать для себя образовательную среду, и даже профессию… С этой целью люди формируют для себя, так сказать, «развивающие сообщества», строят индивидуальные траектории собственной профессиональной подготовки, в которые включают специалистов разных инстанций и отводят этому разные временные периоды.  Например, с начала боевых действий на Востоке Украины военные психологи и психотерапевты стали особо востребованы, но подготовка по этому направлению мало где велась. Многие из волонтеров, даже непсихологических профессий, создали для себя условия в неформальном секторе подготовки. Как результат — в достаточно короткий срок появилось группы таких людей с необходимыми навыками практической работы. При том это было достигнуто без активного участия государственных структур.  

Футурологи, специалисты по прогнозированию рынка профессий смело обозначают наиболее востребованные профессии будущего, однако мало кто из них может гарантировать время и место их реального появления, способы и условия их подготовки к ним.  Именно по этой причине мы называем своих взрослых слушателей коллегами: учитель равно как и учащийся, вместе привносят в образование что-то свое, уникальное и только при тесном взаимодействии формируют благоприятные и необходимые условия для собственной подготовки и переподготовки.  Более того, уже в настоящее время учебный процесс все меньше опирается на заранее разработанное содержание и программы… учебные предметы постоянно эволюционируют и развиваются: педагог и студент/слушатель – действительно являются коллегами. При этом обе стороны находятся в известной «экспериментальной ситуации» с элементами незавершенности и непредсказуемости. Далеко не всегда можно с легкостью планировать, что именно получится от выполнения того или иного задания…всегда могут проявиться какие-то новые/неожиданные эффекты.

Раньше считалось, что знать много хорошо, теперь информации настолько много, что нужно быть не только критичным к ее отбору, но и уметь ее дезактуализировать и даже забывать. Вопрос: «Что нужно для того,  чтобы не учить слишком много и это не мешало практической деятельности?» – Практика показывает, многие молодые люди уже теперь находят свои ответы на этот вопрос…Например, просто выключают сознание, если на лекции речь идет о слишком отвлеченных и непрактичных вещах или, напротив, активизируют свое сознание, когда презентация материала ведется современными средствами.  Как ответ на это среди преподавателей стало особо востребованным оснащать свою педагогическую деятельность элементами большей спонтанности и личностной ориентированности...

Я например, как психолог-консультант с многолетним стажем, вдруг обнаружил у себя способность мгновенно после очередной консультации, «забывать» ее содержание и даже имя клиента, если в этом нет специальной потребности для продолжения работы в будущем.  Это также стало помогать мне быть более непредвзятым при подготовке к последующим сессиям в стиле экофасилитации. Эту спонтанно возникшую способность можно отнести не только к защитным механизмам психической саморегуляции, но — к особенностям современных приемов профессионального саморазвития.  Таких спонтанно возникающих способностей становится все больше и у большего числа людей… другое дело не всегда легко доступен их подлинный смысл…В этом контексте особо ценно вырабатывать исследовательское отношение к своей деятельности в сотрудничестве с коллективом понимающих тебя коллег. Поэтому мы также называем наших слушателей не только коллегами, но исследователями.

 

Вопрос 2. Да, все что вы говорите, действительно откликается. Задумалась над метафорой про удочку, вероятно придется придумать ей новое продолжение. ) Это как-то связано с тем, что после долгого позиционирования экофасилитации как метода очного консультирования, вы вдруг, неожиданно для всех, включили в обучение онлайн формат? Можно было бы подумать, что это дань моде, но я знаю., что это не так. Более того, вы не применяете образовательные онлайн-возможности стандартным способом - для проведения лекций, вебинаров, онлайн-курсов. Что такое "дистанционное обучение" в Школе экофасилитации?

Павел Лушин:

Эволюция нашей профессии крайне динамична, в век скоротечных изменений, быстрых информационных технологий меняется не только характер профессии, но и способы, методы и приемы работы…Достаточно перевести работу психолога, например, из устного в письменный интернет режим, как сразу повышается требование к умению работать со словом, фиксировать особенности невербальных реакций клиента по используемым значкам, смайликам, указанию времени реакции, использованию сетевого сленга…У психолога в таком письменном экспресс-режиме появляются дополнительные возможности не только организационного характера по типу упрощения ведения бизнеса, соблюдения сеттинга, но и, например, статистического анализа реплик определенного содержания…Впервые в нашем сообществе мы создали возможность для использования онлайн-подсказок во время учебных сессий с клиентом, а также изучения особенностей мышления интерна/практиканта в процессе профессиональной подготовки. Регистрация реального протокола сессии расширяет исследовательские возможности психолога для анализа не только особенностей индивидуальной траектории самопомощи клиента, но и стиля и характера профессиональной деятельности самого психолога. Только за последние несколько месяцев работы и подготовки экошкольников в письменном онлайн режиме мы получили доступ к группам клиентов, которые раньше в силу характера их жизнедеятельности не могли обратиться за психологической помощью. Среди таковых: мамы с маленькими детьми, пациенты больниц с физическими ограничениями, ветераны и члены их семей, проживающие в отдаленных от города местах. Интересным дополнением ко всему вышеперечисленному является совершенствование методики обучения психологической помощи в традиционном оффлайн/живом режиме — экофасилитации— с опорой на реальный текст взаимодействия психолог-клиент.

 

Вопрос 3. То есть онлайн-формат в Школе экофасилитации создан  не столько для педагога (вещателя), сколько для клиентов с ограниченным доступом к псипомощи, а также — для экошкольников как дополнительный инструмент самоисследования и изучения экофасилитации. Вместо экспериментов над «подопытными кроликами» (как часто любят фантазировать о психологах) появляется площадка для экспериментов с собственными профессиональными и личными возможностями будущих психологов?   

Павел Лушин:

Да именно так! Мы часто говорим своим подопечным, не спешите себя менять. Вы каким-то странным и иногда неожиданным образом преодолевали вызовы не всегда совершенной школы, достигали правильного выполнения сложных инструкций без каких-либо вразумительных пояснений со стороны взрослых. Без грамотного сопровождения психологов справились с возрастными и профессиональными кризисами.  А теперь пришли к повышению квалификации в инновационном направлении психологической помощи, да еще с перспективой дальнейшего самообразования в будущем. Наша педагогическая задача — создавать такие условия, при которых вы с минимальной сторонней помощью осваиваете уже имеющийся богатый личностный и учебный потенциал на пользу новой профессии. Онлайн формат в этом смысле хорошо содействует этому, особенно для молодых людей, для которых интернет не проявление «интернет зависимости», а обычная новая повседневность.

Вопрос 4. В связи с этим возникает ещё один вопрос о компетенциях психологов. Сейчас тратится много сил для создания атласов профессий будущего, понимания того, что пригодится людям через 5-10 лет. Вы в этом плане совершенно спокойны и говорите о том, что при определенном подходе человек способен сформировать у себя все нужные компетенции даже без точного знания будущего. Честно говоря, сложно себе это представить и ещё сложнее понять как это контролировать, по каким признакам определять что ты не напрасно тратишь время, а действительно занят формированием навыков будущего, которые тебе пригодятся, когда это потребуется?

Павел Лушин:

Отчасти я ответил на этот вопрос выше, когда подчеркивал, что мы не только не можем спрогнозировать наборы компетенций в рамках определенных профессий, мы находимся в весьма затруднительном положении в отношении прогнозирования самих профессий, не говоря уже об их содержании и способах подготовки к ним. Актуальным становится конструирование условий, в которых возможно возникновение видов жизнедеятельности и способов интенсивного обучения им… Именно интенсивного обучения. Речь идет о том, что традиционный формат подготовки специалиста крайне неэффективен и слишком энергозатратен. Между тем,  представить себе способы перехода образовательного пространства на рельсы радикальной интенсификации в терминах существующих образовательных форм представляется нам нереалистичным. В частности, одним из существенных ограничений к решению этого вопроса является отношение к проблеме прогнозирования будущего. Зачастую футурологи описывают внешние условия, при котором возможно зарождение будущих профессий и, в частности, технологий интенсивного обучения.

Они практически не принимают в расчет известный принцип детерминизма, когда реальность определенного события зависит от уникального сочетания внешних и внутренних условий субъекта деятельности. Авторы всевозможных форсайтов предпочитают обращать внимание на описание внешней логики развития событий, появления технологий и приемов оптимизации современных производственных процессов и не обращают внимание на психологическую готовность людей принимать их, ассимилировать в культуру. Достаточно вспомнить о том, что технология клонирования человека существуют как минимум десяток лет, но готовность к репродукции человека пока ограничивается технологиями экстракорпорального оплодотворения и суррогатного материнства. Морально-психологическая готовность человека к внедрению  технологических возможностей может выступать в качестве существенного ограничения в их развитии. В этом контексте особенно важным является способность толерировать неопределенность, которая часто проявляется в умении опираться на незапланированные и случайные возможности, которые позволяют проявляться таким тенденциям и зарождению таких видов деятельности, которые трудно себе представить в логике прошлых и актуальных эволюций.

Еще одним из ограничений компетентного подхода является его неэкологичность с точки зрения прогнозирования межсистемных и межпрофессиональных связей в рамках социальных и профессиональных экосистем. Так известно, что особенности развития одних видов деятельности могут тормозить или существенным образом изменять течение других профессий. В частности интернет технологии уже сказалось на появлении новых возможностей медицины, образования, биоинженерии... Представить, да еще и запланировать особенности подготовки практикующих психологов, когда современные мобильные приложения по экспресс-психодиагностике, консультированию и психотерапии уже начинают конкурировать с опытными специалистами, оказывается просто бесперспективным.

Вопрос 5. Хотелось бы разобраться с этим на конкретном примере. Вспомнила, как недавно я смотрела видеоролик евангелиста искусственного интеллекта, директора по стратегическому маркетингу Яндекса Андрея Себранта. Он рассказывал, что после физтеха много лет самостоятельно применял физику и  математический анализ в новых областях по собственному плану и лишь спустя десятилетия узнал, как называется его профессия и что он - один из немногих профессионалов в ней. Это похоже на ваш новый подход к компетенциям?

Павел Лушин:

Крайне важно в процессе подготовки специалиста оставаться весьма консервативным с точки зрения уважительного отношения к особенностям имеющейся у него профессии или вида деятельности. Опыт повышения квалификации моих коллег и студентов уже свидетельствует, что вне конкуренции оказываются те из них, которые находят уникальное сочетание всего того, чем они овладевали и что практиковали. Как и в случае с упомянутым вами специалистом, многие виды того, что мы уже делаем, может непредсказуемо превратиться в новый востребованный вид деятельности. Это вовсе не означает, что не следует учиться новому, напротив, тенденция неуклонно погружать себя в малознакомые виды деятельности может послужить в качестве серьезного основания для определения своего будущего. В качестве примера — многие клиенты психологической помощи в кабинете экофасилитатора. Работа психолога с неуемным желанием бросить профессию часто граничила не с обретением новой, а с желанием применять ее в новом контексте…ранее это казалось просто невозможным. На память приходит судьба незаурядного педагога, в последующем экофасилитатора с прекрасными навыками видео производства и маркетинга…; кардиолога, который научился весьма творчески и продуктивно сочетать в своей деятельности силу психологического и медикаментозного лечения в аспекте укрепления иммунитета. История матери, которой в противовес традиционным специалистам удалось уникально реабилитировать своего больного ребенка. В последующем, ее таким образом приобретенные навыки стали основой новой крайне востребованной профессии.

Вопрос 6. Этот год вы посвятили изучению и разработке темы социального конструирования. В частности, психологической и педагогической помощи. Сейчас действительно происходит что-то непонятное - людям уже недостаточно принимать жизнь такой какая она есть, они хотят ее менять, строить, создавать. Другое дело, что не знают как, не понимают своих возможностей, хотя и это не мешает что-то делать. Один парень потерял работу в крупнейшем банке страны - плюнул на все, и сделал лучший мобильный банк без отделений не только в Украине, но уже и в Лондон его пригласили поделиться разработкой. Другой бы рванул радостно за границу, а этот говорит: "ну классно, теперь все лучшее, что придумаю для англичан, будет доступно и украинцам". Криптоэнтузиасты пробуют своими силами создать национальную криптовалюту - карбо. Их сообщество быстро растет, и, что важно, старается принимать и отвечать на вызовы нашей украинской экономической реальности. Недавно мы читали интервью с основателями крупнейшего украинскогоресурса по трудоустройству, где они очень здорово написали: "да, реалии такие, что невозможно делать большой бизнес в Украине, но мы были «идиотами» и проигнорировали это. Теперь мы там, где мы есть - в лидерах большого бизнеса". Выходит, жизнь не только можно, но и в современных условиях нужно менять? А как же теперь быть с тем, чтобы "принимать жизнь такой какая она есть, менять не жизнь, а свое отношение к ней"? И самый главный вопрос: где можно научиться социальному конструированию? Такого предмета точно не найдешь на курсах.

Павел Лушин:

Под социальным конструированием мы понимаем не обязательно процесс произвольного создания лучших условий жизни, новых профессий, технологий, способов оказания помощи. К данному процессу я отношу проживание собственной жизни в условиях серьезных жизненных испытаний, выход из которых знаменует посттравматический рост/развитие,  открытие новых возможностей, которые имеют не только личностный прорыв или стабилизацию, но и социально значимые преобразования. С точки зрения экофасилитатора подобные явления скорее норма, чем исключение. Поэтому курсом для приобретения опыта и навыков социального конструирования я весьма скромно, но настойчиво рекомендую курсы экофасилитации или других психотерапевтических модальностей, которые разделяют принцип недефицитарности или профицита как утверждения богатства потенциала личности в условиях экстремального развития. В данной связи хотелось бы прояснить, что переход на уровень социально значимых достижений  не ассоциируется нами с рекомендацией к намеренному риску и осознанной травматизацией. Мы исходим из того, что личность человека как открытая динамическая система по своей природе далека от постоянного пребывания в условиях предсказуемости и стабильности. Нормативным для нее является постоянное развитие посредством коммуникации с непривычным и малоосвоенным. Овладевая внешними/социальными контекстами, она раскрывает внутренние возможности. Превращение жизни человека в освоенную и привычную магистраль, так или иначе, приводит в область сопротивления и проблемы. Поэтому травма и переходные события разного рода являются частью человеческой природы, равно как и их интеграция в посттравматические процессы, и социально значимые преобразования. Таким образом, мы постоянно что-то конструируем в своей жизни, даже не подозревая что именно.  Просто иногда наш опыт преодолений и прорывов может вызвать нежданную благодарность со стороны незнакомых людей…мы, чаяно или нет, создаем что-то для других, просто принимая свои личные вызовы.

Вопрос 7. На ум сразу приходит Илон Маск – его увлечение космонавтикой, по личным причинам или для бизнеса – не важно, вполне может стать единственным шансом для выживания человечества в случае опасности, ну и во всех других не экстримальных случаях – это большой шаг вперёд в общечеловеческом развитии.  А как  применяется социальное конструирование в психологической и педагогической помощи? Наше образование уже столько критикуют за его неспособность меняться, что уже сами педагоги на вашей странице фб пишут об "инновациях консерватизма" - кто-то придумывает как изменить образование, а образование в ответ придумывает как не меняться, так что в отсутствии креативности и изобретательности его точно нельзя обвинить ) Также и с психологической помощью - отношения "психолог -клиент" кажутся незыблемыми. И тем не менее, вы уделяете реформам образования и психологии все свое время, вряд ли бы вы это делали, если бы не видели перспектив?

Павел Лушин

Удивитесь… не вижу! Я даже стараюсь быть подальше, как сейчас говорят, от «визионерства» или построения далеко идущих проектов и планов. Напротив, я постоянно требую от себя внимания к деталям, к происходящему и не только во вне, но и внутри себя… Если пригласили выступить с докладом на конференции, то я только в общих чертах очерчиваю его содержание, я с большим вниманием слушаю моих коллег, присматриваюсь к реакциям из зала и только потом по принципу «здесь и теперь» спонтанно конструирую свою речь совместно со слушателями, которые часто даже не подозревают о своем участии в творческом процессе. Я потерял способность давать ранее заготовленное содержание своим студентам, нахожу принципиально важным конструировать его вместе с ними, образуя общий творческий поток. И вы знаете часто нахожу в этом не только эстетическое и интеллектуальное удовольствие, но и практическое, научное применение в моей профессиональной деятельности как исследователя и помощника. Например, несколько дней тому в демонстрационной учебной работе со взрослым студентом пришли к весьма оригинальной форме работы с подростковыми страхами. Или в весьма отвлеченном обсуждении с коллегами придумали один из, я думаю, перспективных режимов подготовки специалистов, а также написания методических пособий. Словом, за каждым поворотом или случайной коммуникацией с коллегой или участником дискуссии могут лежать прекрасные возможности… когда будущее кажется само стучится в дверь без предварительной подготовки и долгосрочных истязаний, научных поисков…По истине самое важное может быть совсем рядом!)

Вопрос 8. Да, удивилась ) но я вас в этом узнаю. Именно такой мы знаем экофасилитацию. Спасибо за вашу открытость. Сейчас понимаю, что и мне за примером далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить как я обратилась к вам с проблемой составления вопросов для блиц-интервью.  Вы не против, если я поделюсь этой перепиской в нашем блице? Она похожа на те протоколы, с которыми работают экошкольники в онлайн, хотя и с небольшими отступлениями. Тем не менее, она может помочь составить представление о «внутренней кухне» того, что происходит на занятиях дистанционного курса Школы экофасилитации.

Итак: моё «Павел Владимирович, помогите!»

В: Павел Владимирович, хочу поработать на вопросами для блиц интервью, но у меня ничего не получается.

ПВ: Значит не время…

В: Не могу найти за что ухватиться, чтобы начать. Сложно говорить о том, что сама до конца ещё не понимаю.

ПВ: Значит, начни с того, что уже понимаешь...)

В: Я предполагаю что мне нужна в этом помощь - в осмыслении того, что понимаю.

ПВ: ок... готов

В: Даже начать трудно )

ПВ: "я ничего не понимаю... ПВ"

В: Нет, что-то я понимаю.

ПВ: «я что-то понимаю, хочу его выразить, но не получается... а надо...».Так?

В: Да, странно, как только я вам написала, что что-то понимаю, и обратилась за информацией внутрь себя, там оказалось пусто. ) А вы знаете, чем мы занимаемся?

ПВ: Знаю... кучей одновременно важных проектов по совершенствованию школы, развитию направления и главное без всякого представления о том, что должно получиться...не как у И. Маска))

В: Вот! Про развитие направления. Вроде бы банальность - добавили онлайн возможности. Кто сейчас только этим не занимается? Реально ли выдумать в этом формате что-то новое?! Но определенно, я бы не стала делать банальные вещи, мне это скучно. Мы стали делать что-то новое... Вы с этим согласны?

ПВ: Да...

В: И в чем новизна, по-вашему?

ПВ: Новизна в ногах... руках и действиях... мозги пока силятся понять, но они тут вероятно лишние

В: Значит, вы тоже не до конца понимаете?

ПВ: Особо об этом не беспокоюсь... не время просчетов... то есть просчеты конечно есть... но это так... повод начать движение...)

В: Павел Владимирович, мы живём в такое время, когда возвращаться к знаниям прошлого бессмысленно. Все так сильно поменялось. Единственный способ обучаться сегодня - это генерировать новые знания. Но новое знание похоже обладает определенными трудностями - первая из них - осмысление. А ведь это проблема. Знание есть, а способа его передачи еще нет?

ПВ: Именно так...хотя вероятно я не совсем понял что вы имеете ввиду? Поясните! «знание есть, а способа передачи нет?»

ПВ: Может случиться пространство смыслов, из которого получится что-то ПУТЕВОЕ...

ПВ: Вот слово "путевое"... по ходу/на пути/в процессе решения, движения может появиться толк

В: Да! Про пространство смыслов! Генерация не знаний, а новых смыслов. И тогда трудность не в передаче знаний, а в осмыслении? Это ведь процесс, который требует определенного времени, которого сейчас очень сильно не хватает...

ПВ: Не думаю, что проблема со временем.

В: А с чем?

ПВ: Серьезные и значимые вещи не требуют сосредоточения, времени, особых волевых усилий... важное не может не происходить... его не можно подгонять, его не возможно не делать...

В: Это вообще-то сногсшибательная мысль, Павел Владимирович! Обычно все наоборот - мы много не имеем, потому что не способны делать серьезные и значимые вещи.

ПВ: Если они кажутся серьезными и для них нужна сила и воля... то сомнительно, насколько они серьезные...)

В: кажется я понимаю, что вы имеете в виду, но хотелось бы еще уточнить.

ПВ: Часто серьезные вещи люди не могут не делать, а потом только «догоняют» умом, типа, что это было...?

В: Обобщу предыдущее. Для серьезных вещей скорее воля и сила нужна, чтобы их не делать. В остальном они прорываются, находят пути для своего воплощения  самыми неожиданными способами. Так?

ПВ: Да, склонен думать, что так...)

В: Это очень похоже на то, что происходит вокруг нас и, похоже, это же происходит и у нас самих?

ПВ: Да, полезные и значимые вещи прорываются, а не выдавливаются из себя.

В: Когда что-то "прорывается", тебе остаётся за этим следовать. Даже без понимания того, что происходит. На самом деле - это тяжёлое переживание...

ПВ: Ага. Ибо нет помощника, как правило... ибо рождаешь сам, не зная, что именно появиться и , как правильно это делать... No manual attached…)

В: Но психология вроде о том, чтобы человеку стало легче, лучше?

ПВ: Да, если есть... тот, который не мешает и находится где-то рядом... в этом случае и психология помогает...

В: А кто мешает?

ПВ: Кто обычно стремиться за него пройти путь, предоставляя заранее разведанные знания... то есть формирует неготовность встретиться с будущим... готовит боязнь перед жизнью: «смотри не обожгись... слушай старших и психологов, не стоит доверять себе...»

В: Я поняла! В мире, где непонятно, что с тобой происходит, важен человек который не будет этому мешать и поможет пройти этот путь до конца?

ПВ: … до следующего начала.

В: «Пройти путь до следующего начала…» -  невероятно! )

ПВ: Разрыв постепенности.  Конец - момент, условие начала...

В: Хорошо, немного проясняется картина. Я поняла что мы делаем. ) Вы этому ещё и учите. Хотя слово "учите" наверное сюда не очень подходит... Возвращаясь к смыслам и их генерации (я называю это по-модному  сейчас "майнинг новых смыслов") можно ли сказать, что вы создаете условия для формирования индивидуальных смыслов каждого слушателя, которые в последствии могут "распаковываться" в нужный момент или в нужный способ в уникальном умении или компетенции?

ПВ: Да, похоже так...

В: Нет, этого мало. Даже я не поняла, что спросила. )

ПВ: Это рождение нового смысла...)

В: Ок. Как думаете, какой процент читающих, поймет то, что мы пишем? Не потребуется ли с десяток научных и популярных статей, чтобы все это объяснить? И почему в последнее время их так не хочется писать? Хотя есть о чем.

ПВ: Сейчас да... а чуть позже, когда все отстоится, то может и случится что-то полезное... а может это будет не диалог, а монолог тебя с самой собой, с типа образом Лушина или еще как то...главное допустить что это можно выразить доступно.

В: Возможно... Мне это важно. Найти способ рефлексии происходящего. Хотя замечаю, когда задают какой-то вопрос, находятся нужные слова для ответа. Трудность заключается только в том, чтобы найти "обложку" для всего этого. Вы заметили, что ваш проект длится уже два месяца, а у него ещё даже нет названия? Ограничились очень размытым определением "научно образовательный проект"

ПВ: Название приходит в нужный момент и сразу лучшее!)) Термины/слова ограничивают... а когда появилось самопроизвольно, значит ты уже в новом контексте смыслов, а прежние завершились и полно отразились в названии, лучшем названии. Таким образом - это конец изжитого контекста и начало нового...))

В: Да, вы правы. Когда я обратила внимание на то, что в текстовом онлайн-формате экосессии, который мы сейчас апробируем, есть диапазон до 100 минут работы с клиентом, пришло определение - псикунда экофасилитации - время, достаточное для внутренних перемен в диапазоне 100 минут )

ПВ: Да, красиво!)

В: Осталось теперь из всего этого сделать блиц, будет ли это понятно?

ПВ: Давай попробуем...)

В: Как назвать это чувство "пробуривания" по пути к тому, что никогда не делал раньше? Мне напоминает это движение против порыва сильного ветра. Север научил это делать. )

ПВ: Для меня скорее проживания... потому ,что не обязательно это связано с сопротивлением... а с поиском лучшего варианта... когда доопределяешь что-то лучшим образом... не внешнее препятствие, оно скорее создает благоприятные условия для определение внутреннего, которое рождается...) Так и у тебя, когда ты жила на крайнем Севере... Север создает условия для самоопределения... создания лучших внутренних условий для жизни... поэтому ты его периодически вспоминаешь как условие твоего развития.

В: Да, именно так. Сопротивление ветру – это только в начале или когда он случается редко, а когда регулярно и годами, то это уже становится способом передвижения в особых условиях. ) Получается даже подумать о чем-то еще в это время. Мне действительно приходится вспоминать об этом именно в «нестандартных условиях» или в условиях новизны! Какое замечательное личное открытие! ) Спасибо за бонус!)

Спасибо и Вам/тебе, Вита! Мне это тоже было полезно! Даже попахивает консультацией в духе экофасилитации: «из консультационной комнаты должны выйти два счастливых человека»)))

 

Беседу вела Вита Бричник

 


Март, 2018