Главная » Библиотека » Научные работы других авторов » Научные работы Гусева А.И

Гусев А.И. Толерантность к неопределенности: проблематика исследований.
[ Скачать с сервера (72.9 Kb) ] 07.05.2009, 11:55
Гусев А.И. Толерантность к неопределенности: проблематика исследований.
(Практична психологія та соціальна робота. – 2007. – № 8 – С. 75 – 80.


Анотація.
У статті розглянуті різноманітні аспекти вивчення феномену толерантності до невизначеності (tolerance for ambiguity) наявні у роботах вітчизняних та західних вчених.

Актуальность исследования. В последнее время проблемы, связанные с различными сторонами проявления неопределенности, выступают на первый план не только при проведении фундаментальных научных исследований, но и в ходе реализации разнообразных практических аспектов человеческой деятельности. Именно поэтому изучение способов совладания с неопределенностью становится все более актуальным в наше быстротекущее время.

Одним из психологических феноменов, позволяющих личности успешно функционировать в непредсказуемом пространстве современного мира, является толерантность к неопределенности (далее ТН).

В предыдущей работе [1] мы указывали на тот факт, что, несмотря на наличие довольно большого объема исследований, посвященных изучению феномена ТН, в научной литературе еще не сформировалось единого понимания сущности этого феномена.

Аналогичное утверждение будет верно и в отношении исследования взаимодействия ТН и других психологических конструктов.

Цель работы. В данной работе мы рассмотрим различные аспекты изучения ТН, представленные в работах зарубежных и отечественных авторов.

Анализ литературных данных и изложение основных результатов теоретического исследования проблемы. Следует отметить, что весь массив исследований по вопросам ТН можно разделить на три направления:

а) исследование личностных свойств толерантной и интолерантной личности;
б) исследования взаимодействия ТН и других психологических конструктов;
в) исследование различных аспектов самого феномена ТН.

Изначально выделение феномена толерантности (ТН) и интолерантности (далее ИТН) к неопределенности было осуществлено в ходе разработки теории авторитарной личности Adorno, Frenkel-Brunswik, Levinson & Sanford (1950) в рамках осуществления попытки научного объяснения германского антисемитизма [4;11].

Дж.Дж. Рей (J.J.Ray, 1990) ссылаясь на работу Брауна (Brown, 1965) указывает на то факт, что теория Адорно и др. скопирована с теории нацистского психолога Jaensch (1938) в которой впервые утверждалось, что различия в психологии восприятия могут быть использованы для объяснения особенностей личности. При этом, Адорно и др. внесли в теорию Jaensch одно принципиальное изменение: они категорически не согласились с утверждением Jaensch, что абсолютная однозначность восприятия является желательной.

Наоборот, они считали, что «интолерантность к неопределенности» является недостатком. Они трактовали ее как неспособность справляться со сложностью окружающего мира. И видели в ней синоним к понятию «ригидность».

Как отмечает Рей, в настоящее время теория Adorno, Frenkel-Brunswik, Levinson & Sanford не используется в исследованиях авторитаризма, но сохранила свое сторонников как теория личности [20].

Именно этот факт, по нашему мнению, способствовал тому, что большой объем ранних исследований посвящен именно проблемам изучения личностных свойств толерантной и интолерантной к неопределенности личности.

В обобщенном виде результаты подобных исследований (Frenkel –Brunswik, 1948, 1949; Budner, 1962; Bochner, 1965; Hampton J., 1970; MacDonald A., 1970; Norton R., 1975; Crandall J.E., 1971; Ball-Rokeach S., 1973; Kreitler S., Maguen T., Kreitler H.1975 D. Harrington et al., 1978) свидетельствуют о том, что для толерантной к неопределенности личности характерным является:

  • поиск ситуации неопределенности;
  • чувство комфорта в момент пребывания в ситуации неопределенности;
  • восприятия неопределенных ситуаций как желаемых;
  • способность размышлять над проблемой, даже если не известны все факты и возможные последствия принятого решения;
  • способность принимать конфликт и напряжение, которые возникают в ситуации двойственности;
  • противостоять несвязанности и противоречивости информации;
  • принимать неизвестное;
  • способность выдерживать напряжение кризисных, проблемных ситуаций;
  • восприятие новых, незнакомых, рискованных ситуаций как стимулирующих;
  • готовность приспособиться к очевидно неоднозначной ситуации или идее [1; 2; 4; 8; 11; 21; 22].

Интолерантную личность характеризуют:

  • восприятие неопределенных ситуаций как источников угрозы;
  • тенденция приходить к решениям по типу "черное - белое";
  • стремление принимать поспешные решения, зачастую не учитывая реального положения дел;
  • стремление к очевидному и безусловному принятию или отторжению в отношениях с другими людьми;
  • неспособность мыслить в категориях вероятностей и стремление избегать неясного и неконкретного;
  • склонность реагировать беспокойством и замыканием в себе на неясные ситуации;
  • потребность в категоризации;
  • невозможность допустить наличие позитивных и негативных характеристик в одном и том же объекте;
  • дихотомичность восприятия;
  • невосприимчивость к изменяющимся и противоречивым стимулам;
  • поиск безопасности и избегание неопределенности;
  • предпочтение знакомого незнакомому, отторжение всего необычного [1;4; 6; 11; 12; 20].

В 1965 году Bochner основываясь на определении ТН данном Frenkel –Brunswik (1949) разделил характеристики интолерантной к неопределенности личности на первичные (свойства когнитивного стиля) и вторичные (черты личности). К чертам интолерантной к неопределенности личности (вторичные характеристики ИТН) Bochner (1965) относит: авторитаризм, догматизм, ригидность, закрытый склад мышления, тревожность, агрессивность, наличие этнических предрассудков.

Согласно, приводимым в исследовании Шалаева (2004) данным в сравнительных исследованиях были показаны противоречивые результаты, не подтверждающие, что выделенные Bochner черты личности (вторичные характеристики) действительно связаны с ИТН. Это касается в первую очередь агрессивности (Davids, 1955; Ray, 1980b), авторитаризма (Hampton, 1970; Ray, 1980a; Vigano La Rosa, 1986) и догматизма (Chabassol, 1975) [11]. С этими критическими результатами, возможно, связано и упоминаемое нами в предыдущей работе (Гусев, 2005) снижение интереса к исследованию ТН в 80-х годах ХХ столетия [1].

Отметим так же, что далеко не во всех работах описания свойств интолерантной и толерантной к неопределенности личности подаются как строго противоположные (Budner, 1962; Bochner, 1965; Hampton J., 1970; MacDonald A., 1970; Norton R., 1975) [9; 12; 17].

В нескольких работах делаются предположения о возможных причинах возникновения ИТН. Так, Krohne (1989, 1993) предполагает, что ИТН есть результат:

а) низкого порога восприятия неопределенности,
б) более сильных реакций в неоднозначных ситуациях (переживания неуверенности, беспокойства и волнений при том же уровне неопределенности),
в) ожидания в будущем угрожающих последствий собственной неуверенности [11].

Нетрудно заметить, что вышеупомянутые характеристики относятся как к конкретным особенностям протекания психических процессов, так и к сфере личностных свойств индивидуума. По нашему мнению, такое многообразие уровней возможных проявлений ТН убедительно свидетельствует, с одной стороны, о сложности этого психологического конструкта, а с другой, - о назревшей необходимости применения системного подхода к изучению ТН.

Исследования, посвященные взаимодействию ТН и других психологических конструктов представлены большим количеством работ различных авторов: сравнительные исследования толерантности к неопределенности и локуса контроля (Pawlicki R.E., 1972; Pittavino S. 1977); необходимости в структурировании и догматизма (Chabassol D. J., 1975), восприятия юмора (Waxler M.,1976), самоактуализации (P. Foxman, 1976), потребностью в точности (need for precision) (Madhubalan Viswanathan, 1997), потребностью в структурировании курса (need for course structure) (De Roma, Martin, Kessler, 2003), предпочтении риска (risk preference) (Ghosh, 1994), поведенческой экспрессии (behavioral expressions) (Ladouceur, Talbot,Dugas Laval, 1997); влияния толерантности к неопределенности на эффект стимулирующих игр (J. Glover et al., 1978); в связи с исследованием креативности (Tegano, 1990; Stoycheva, Lubart, 2001), и различных видов мышления (Johnson, Court, Roersma & Kinnaman, 1995; Facione, Fasione & Sanshez, 1994; Furnham, 1995), исследовании вещих снов (Rense Lange, Michael Schredl, James Houran, 2001). Значительный объем исследований посвящен проблеме возрастных особенностей восприятия неопределенности (D. Harrington et al., 1978; D. Raphael and M. Chasen, 1980; M. Tatzel, 1980; B. DeForge and J. Sobal, 1989; Stoycheva, 2000; Glutnikova, 2000), а также изучению роли ТН в процессе обучения и подготовки бизнесменов (Rosen, 2000; Oblinger & Verville, 1998; Nency Huber, 2003; Bauer & Truxillo,2000) и медицинских работников (DeForge, Sobal, 1989; Schor, Pilpel, Benbassat, 2000; Geller, Faden, Levine, 1990; Merril at al., 1994; Craik, 2001; Ghosh, 2004) [1; 4; 8; 9; 15-18; 21; 22].

Работа Кевина Дж. Виттенберга (Kevin J. Wittenberg) и Джона К. Норкросса (John C. Norcross) «Перфекционизм психотерапевтов: взаимоотношения толерантности к неопределенности и удовлетворенности работой» посвящена исследованию взаимоотношений перфекционизма психотерапевта, уровня его ТН, и его удовлетворенности результатами проведенной терапии. Результаты исследования свидетельствуют о том, что зрелые психотерапевты обладают более низким уровнем перфекционизма, более толерантны к неопределенности, и, соответственно, испытывают большее удовлетворение результатами проведенной психотерапии, чем их младшие коллеги. При этом не выявлено каких-либо гендерных различий [23].

В исследованиях различных авторов указывается на наличие взаимосвязи ТН и креативности (Stoycheva, 2003), ТН и способности к инновациям (Kirton, 1976), ТН и гибкого использования множественных модальностей понимания (Nutt, 1993) [14; 21]. Так, болгарская исследовательница К. Стойчева, ссылаясь на исследования, проводившиеся под руководством Urban (1991) отмечает, что "толерантность к неопределенности объединяет в себе склонность к риску, нонконформизм, открытость к новому опыту и юмору в характерном для креативности диалектическом равновесии между сопротивлением и адаптацией". Согласно результатам исследований ТН является необходимой составляющей креативности, так как она обуславливает способность откладывать вынесение окончательного суждения (Sternberg & Lubart, 1995; Torrance & Safter, 1999), способствует принятию эффективных творческих решений (Stoycheva & Lubart, 2001) и поддерживает мотивацию творческой деятельности (Stoycheva, 2000; Stoycheva & Lubart, 2001) [25].

Представителями «коммуникативной школы» осуществлялись также попытки применения для изучения взаимосвязи ТН и уровня мотивации теорий: когнитивного диссонанса Л. Фестингера (Festinger, 1962), и схожей с ней теории снижения (редукции) неопределенности ("Uncertainty Reduction Theory") Бергера и Калабриса (Berger and Calabrese, 1975). Отметим, что позднейшие исследования не подтвердили полученных ранее результатов, свидетельствовавших о наличии прямой зависимости между уровнем ТН и мотивацией к снижение неопределенности (Sunnafrank, 1990; Kellerman & Reynolds, 1990; Teboul, 1994; Clampitt & Berk, 1996; Eisenberg & Riley, 1988) [18].

Ряд авторов подчеркивает значение интолерантности к неопределенности как предиктора тревожных расстройств, например, генерализованного тревожного расстройства (Dugas, Ladouceur, 2000). Согласно общей модели беспокойства (worrying model), предложенной Krohne (1993), низкий уровень толерантности к неопределенности и легкость возникновения негативных эмоциональных реакций - центральные явления при тревожных расстройствах. В целом, повышенный уровень тревоги и беспокойства исследователи связывают с низким уровнем ТН человека (Rapee и др., 1990; Krohne,1993; Ladouceur и др., 1997) [11, с. 19].

Отдельно стоит упомянуть исследование, проведенное Хофстеде (Hofstede, 1984). Он разработал «Индекс избегания неопределенности» ("Uncertainty Avoidance Index") и основании сравнения результатов измерений в более чем сорока странах утверждал, что разные культуры порождают у своих представителей различный уровень избегания неопределенности. [18].

В ряде исследований результаты измерения ТН используются в качестве одного из параметров стандартизации измерительных шкал при введении новых понятий. Так, в исследовании «Индивидуальные различия к потребности в точности (need for precision (NFP)» (Madhubalan Viswanathan, 1997) автор, наряду с другими факторами, изучает «взаимоотношения» между толерантностью к неопределенноти и NFP с целью оценки валидности измерительной шкалы NFP. Он указывает на значимую негативную корреляцию между NFP и толерантностью к неопределенности, что по его мнению является подтверждением валидности шкалы измерения NFP. При этом он ссылается на указание Нортона (Norton R., 1975) о том, что ТН напрямую связана со способностью быть включенным в слабоструктурированные ситуации [15].

Авторы работы «Взаимоотношения между толерантность к неопределнностью и потребностью в структурировании курса (need for course structure)» (De Roma, Martin, Kessler, 2003) указывают, на наличие значимой негативной корреляции между уровнем ТН и уровнем тревоги, и обращают внимание на тот факт, что ТН может быть важной переменной в обучении, поскольку ориентировка студентов в неструктурированных элементах учебного курса не только способствует развитию критического мышления, но и приучает их к сложности окружающего мира [22]. В работах, связанных с практическими аспектами освоения неопределенности, отмечается сложность и неоднозначность феномена ТН, и делаются попытки его категоризации и осмысления. Так в статье «Управление организационной неопределенностью: концептуализация и измерения» Филлип Дж. Клампитт (Phillip G. Clampitt) и М.Ли Уильямс (M. Lee Williams) отмечают, что толерантность к неопределенности это «нечто большее, чем просто когнитивная и/или эмоциональная ориентация». Авторы перечисляют также несколько базовых положений, касающихся практических аспектов освоения неопределенности: 1)неопределенность присуща окружающему нас миру; 2) толерантность к неопределенности является сложным концептом, измерение/выявление которого возможно различными путями; 3) люди обладают различным уровнем ТН, что связано с множеством факторов; 4) обычно, но не всегда, люди стремятся к снижению неопределенности; 5) люди снижают уровень неопределенности с помощью эвристики или метода приближения, что в большинстве случаев применимо, но не всегда приводит к успешному результату [18].

Следует сказать, что вопросы выработки ТН активно обсуждаются в связи с попытками обучения студентов различных специальностей способам совладания с неопределенностью. В подобных исследованиях рассматриваются как конкретные методики освоения неопределенности, так и вопросы изменения теоретических и методологических подходов к обучению. Так в работе Уильяма Оуэна и Роберта Свини (William Owen, Robert Sweeney, 2002) делается попытка оценить влияние уровня толерантности к неопределенности в заданиях на качество исполнения заданий, обучение в целом и удовлетворенности достигнутыми результатами у студентов, обучающихся по специальности «Информационные технологии». Авторы статьи отмечают, что контроль и регулирование степени неопределенности заданий могут иметь положительное влияние на процессе обучения. Определение уровня ТН у студентов может способствовать правильному подбору творческих групп. Высказывается также предположение, что контролируемое изменение уровня неопределенности в учебных заданиях может способствовать повышению у студентов уровня ТН, либо усвоению ими индивидуальных стратегий совладания с неопределенностью [17].

В работах специалистов по обучению медперсонала акцент делается на изучение влияния «континуума» ТН на принятие медработниками правильного решения в ситуации неопределенного диагноза и на выработку стратегии эффективного взаимодействия персонала в ситуации неопределенности (Taylor, Patricia A.,2000; Rebecca L Craik, 2001; Ghosh A.K., 2004) [13; 19].

Работа Ненси Хабер (Nancy Huber, 2003) посвящена описанию нового типа подготовки руководителей, при котором студенты в ходе составления и выполнения классных проектов, имеют возможность овладевать новым типом знания, которое предоставляет богатый контекст для обучения ТН [16].

В материалах проходившей в Калифорнии в октябре 2003 года международной конференции посвященной проблемам обучения способам управления неопределенностью, наряду с другими работами, размещена статья Й.Л. Виссер (Yusra Laila Visser, 2003) посвященная теоретическим и методологическим проблемам введения элементов неопределенности в учебные программы. В ней автор ведет речь не только об изменение и переработке конкретных образовательных моделей и подходов, но и об изменении самой культуры преподавания с целью создания учебной атмосферы, способствующей развитию у студентов толерантности к неопределенности [25].

Косвенным свидетельством возрастающего в последнее время интереса к феномену ТН можно считать тот факт, что название «Толерантность к неопределенности» носит статья Уильяма Дж. О'Мейли (William J. O'Malley) в октябрьском номере журнала «Америка» за 1993 год, посвященная анализу «умиротворяющей роли священного писания и традиций в истории католической церкви» [24].

Особое внимание привлекает к себе исследование ученых Центрального института психического здоровья и Высшей медицинской школы штата Иллинойс (США). Работа посвящена изучению феномена возникновения вещих снов, механизм продуцирования которых связан, по мнению авторов, с нелинейной динамикой взаимодействия толерантности к неопределенности, повторяющихся снов и веры в паранормальные явления. В исследовании указывается также, что ТН обладает «нелинейными эффектами», что позволяет применять нелинейный подход к изучению психики, базирующийся на математической теории «катастрофических моделей» (catastrophe models) Тома (Thom, 1975) [26].

Это единственное из известных нам зарубежных исследований, в котором свойства ТН изучаются в логике нелинейного протекания психических процессов. Во всех остальных случаях разнообразные проявления ТН рассматриваются исключительно как «психологические феномены».

Обращает на себя внимание и тот факт, что в большинстве зарубежных исследований в качестве неопределенной рассматривается ситуация возникающая при воздействии на человека разного типа внешних неопределенных стимулов, а ТН – как реакция на возникновение подобной ситуации. При этом существует традиция соотнесения содержания ТН с пониманием тем или иным автором сущности понятия «неопределенность», либо с описанием типов неопределенных ситуаций (Budner, 1962; Ehrlich, 1965; MacDonald, 1970; Norton R., 1975; Furnham, 1994).

Таким образом, представляется целесообразным сделать некоторые выводы по данной части исследования.

В существующих зарубежных исследованиях ТН рассматривается как самостоятельный психологический конструкт, имеющий влияние на восприятие, мышление, эмоционально-волевую и поведенческую сферы; широко изучаются взаимодействие ТН и других разнообразных психологических феноменов; ТН используется в качестве параметра при стандартизации; результаты исследований указывают на наличие взаимосвязи между ТН и креативностью, творческим мышлением, уровнем тревоги, и степенью удовлетворенности от выполненной работы; указывается на то, что ТН является важным компонентом при организации учебного процесса, способствующего выработке у учащихся приемов совладания с неопределенностью; обсуждаются вопросы пересмотра концептуальных подходов к построению всей системы обучения, что вызвано реалиями современного быстроменяющегося мира, в котором ТН является одним из основных свойств личности, обеспечивающих успешность ее функционирования.

Следует отметить, что доступный объем известных нам работ отечественных авторов, касающиеся проблем изучения ТН, не позволяет (на данном этапе исследований) проводить сравнительный анализ состояний западной и отечественной научной традиции. Однако обращает на себя внимание тот факт, что во всех имеющихся в нашем распоряжении работах делаются попытки рассмотрения ТН с позиций системного подхода к изучению психики.

Так, в работе М.С. Миримановой и А.С.Обухова «Воспитание толерантности через социокультурное взаимодействие» (2001) авторы выделяют два аспекта толерантности: - внешняя толерантность (к другим) - убеждение, что они могут иметь свою позицию, способны видеть вещи с иных (разных) точек зрения, с учетом разных факторов; - внутренняя толерантность (к неопределенности) – способность к принятию решений и размышления над проблемой, даже если не известны все факты и возможные последствия. При этом авторы рассматривают толерантность как «фактор, стабилизирующий систему (личность) изнутри, а также и извне…». И отмечают, что «в столь бурный и непредсказуемый период нашего развития, когда надо готовить подрастающее поколение к жизни в быстро и резко меняющихся условиях, необходима толерантность к неопределенности, необходима готовность к изменениям… » [7].

В проводимых под руководством Д. А. Леонтьева исследованиях личностного выбора при моделировании описаной С. Мадди (Maddi, 1998) «экзистенциальной дилеммы», встающей перед каждым человеком в его повседневных выборах: «выбор неизменности (т.н. выбор прошлого, фактичности) или выбор неизвестности (т.н. выбор будущего, возможности)», ТН, наряду с параметрам жизнестойкости и личностной автономии, рассматривается как важный дифференцирующий момент в решении «экзистенциальной дилеммы», или основная предпосылка для её осуществления [10, с. 152]. Целью проводимого исследования является: «на эмпирическом материале продемонстрировать релевантность этой дилеммы обыденным ситуациям и частично описать её феноменологию». Как отмечают в своей статье Д. А. Леонтьев и Е.Ю Мандрикова (2005), теория Мадди относится к экзистенциальным теориям выбора, в которых «критерии выбора полагаются внутри субъекта в качестве ценностей и смыслов» [3].

В исследовании Е. Г. Луковицкой (1998) делается попытка рассмотреть ТН с позиций социальной психологии как систему отношений, рассматриваемых как установка с ее трехкомпонентной структурой, «поскольку она содержит в себе и когнитивное оценивание неопределенности, и эмоциональное реагирование (угрожающее, привлекательное и т.д.), и определенное поведенческое реагирование». При этом под неопределенностью автор понимает ситуацию, которую воспринимающий индивид не может категоризировать из-за недостатка информации (или каких-либо подсказок) [4].

В работах П.В.Лушина (2002, 2005) ТН рассматривается в связи с раскрытием механизма личностного изменения как нелинейного, необратимого и малопредсказуемого перехода к новой идентичности личности, что предполагает рассмотрение личности как способной к саморегуляции и самоорганизации открытой системы [5; 6]. Отметим, что при этом под идентичностью П. В. Лушин понимает «систему смысловых диспозиций личности, обусловливающих самоорганизацию открытой системы личности в определенном многоуровневом контексте» [5, с. 299], а под неопределенностью: «противоречие (рассогласование) между отображением и оригиналом или наличным и формирующимся новым образом» [там же с.50].

Подобный подход полностью совпадает с нашими представлениями о возможных путях исследования роли ТН в формировании идентичности личности, поскольку базируется на представлении о личности как об открытой системе, обладающей внутренней системой смыслов (идентичностью), формирующихся и переформирующихся (изменяющихся) на протяжении всей жизни человека (Лушин, 2002; Обухова, 2005). А также совпадает с нашим представлением о возможном пребывании личности в состояния внутренней неопределенности смысловых оснований, что и обуславливает особую значимость ТН для процесса переформирование ее идентичности.

Исходя из вышесказанного, в дальнейших исследованиях мы планируем опираться именно на этот подход к рассмотрению вопроса о роли ТН в формировании идентичности личности.

Выводы Проведенный нами анализ результатов зарубежных и отечественных исследований свидетельствует о том, что:

- ТН является комплексным психологическим феноменом который характеризуется разнообразными проявлениями в различных сферах психической жизни человека;
- в зарубежной традиции преобладает феноменологический подход к изучению ТН;
- зачаточное состояние отечественной традиции изучения ТН не позволяет полноценно сравнивать ее результаты с зарубежными подходами;
- изучение проявлений феномена ТН связано в первую очередь, с прикладными аспектами разработки методов совладания с неопределенностью.
- материалы исследований различных авторов подтверждают наличие взаимосвязи ТН с уровнем тревожости, креативностью, творческим мышлением и другими психологическими образованиями;
- в известных нам исследованиях не рассматривается вопрос о роли ТН в формировании идентичности личности;
- дальнейшее продвижение наших исследований ТН как фактора формирования идентичности личности будет осуществляться в аспекте представлении о личности как об открытой системе, обладающей внутренней системой смыслов (идентичностью), формирующихся (изменяющихся) на протяжении всей жизни человека.

Литература:
Гусев А. И. Проблематика научной классификации толерантности к неопределенности. // Наука и образование, №5 - 6, 2005. – с. 42 – 45.

Дуднік О. А. До проблеми толерантності до невизначеності. // Наука і освіта, №5 - 6, 2005. – с. 54 – 58.

Леонтьев Д. А., Мандрикова Е.Ю.Моделирование «экзистенциальной дилеммы»: эмпирическое исследование личностного выбора. //Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 2005. № 4. С. 37-42.

Луковицкая Е.Г. Социально-психологическое значение толерантности к неопределенности. Автореф. дисс. к.п.н. С.-Пб., 1998

Лушин П.В. Психология личностного изменения. – Кировоград, Полиграфическо-издательский центр ООО «Имэкс ЛТД», 2002. – 360 с.

Лушин П.В., Ржевская З.А., Данникова Е.Г., Н.А. Колтко, О. А. Миненко. Учимся фасилитировать: Методическое пособие для учителей школ, студентов педагогических специальностей, преподавателей. – Кировоград, 2003. – 52 с.

Мириманова М.С., Обухов А.С. Воспитание толерантности через социокультурное взаимодействие. // Развитие исследовательской деятельности учащихся: Методический сборник. – М., 2001. – с. 88 – 98.

Носенко. Е, Шаповал. М. Толерантність до невизначеності як системоутворювальний особистісний чинник творчої обдарованності. // Психологія суспільства. – 2002. - №1, - с. 97

Оконешникова Н.Л. Проблема толерантности личности в современной зарубежной психологии. Методологические проблемы современной психологии: иллюзии и реальность: Материалы Сибирского психологического форума. 16-18 сентября 2004 г. - Томск: Томский государственный университет, 2004. - 862 с.

Проблема смысла в науках о человеке (к 100-летию Виктора Франкла). Материалы международной конференции (Москва, 19-21 мая 2005 г.) – М.: Смысл, 2005. – 280 с.

Шалаев Н.В. Адаптация методики исследования толерантности к неопределенности (кросс-культурное исследование). Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова, отделение клинической психологии, кафедра нейро- и патопсихологии. Дипломная работа (на правах рукописи). - Москва, 2004. Bochner, S. (1965).

Defining intolerance of ambiguity.// The psychological record, № 15: С. 393-400.

Ghosh A.K. Understanding medical uncertainty: A primer for physicians. // JAPI. Vol. 52, September 2004.

Lane Michael S.; Klenke Karin. (2004) The ambiguity tolerance interface: a modified social cognitive model for leading under uncertainty. Journal of Leadership & Organizational Studies, Wntr 2004 v10 i3 p69(13)

Madhubalan Viswanathan. Individual differences in need for precision. Personality & Social Psychology Bulletin, July 1997 v23 n7 p717(19)

Nancy Huber An experiential leadership approach for teaching tolerance for ambiguity. Journal of Education for Business, Sept-Oct 2003 v79 i1 p52(4)

Owen William and Robert Sweeney. Ambiguity Tolerance, Performance, Learning, and Satisfaction: A Research Direction. In The Proceedings of ISECON 2002, v 19 (San Antonio): §242c. ISSN: 1542-7382.

Phillip G. Clampitt, M. Lee Williams Managing Organizational Uncertainty: Conceptualization and Measurement.

http://www.google.com/search?q=cache:GY66GtUryU8J:www.imetacomm.com/otherpubs/research/manorguncertain.pdf+1.%09MacDonald+A.+(1970).+Revised+scale+for+ambiguity+tolerance&hl=uk&ie=UTF-8&inlang=ru.

Rebecca L Craik. A Tolerance For Ambiguity(*). Physical Therapy, July 2001 v81 i7 p1292

Ray J.J. Are psychologists intolerant of ambiguity? University of N.S.W., Australia http://jonjayray.batcave.net/authtol.html

Stoycheva K. Talent, Science and Education: How Do We Cope with Uncertainty and Ambiguities. Institute of Psychology, Bulgarian Academy of Sciences Acad. G. Bonchev St., Blok 6, Floor 5, Sofia 1113, Bulgaria

Virginia M. DeRoma, Kanetra M. Martin, Maria Lynn Kessler. The relationship between tolerance for ambiguity and need for course structure. Journal of Instructional Psychology, June, 2003

Wittenberg Kevin J., Norcross John C. Practitioner Perfectionism: Relationship to Ambiguity Tolerance and Work Satisfaction. Journal of Clinical Psychology. Vol. 57 (12), 1543-1550 (2001)

William J. O'Malley A tolerance for ambiguity. (Catholicism) (Cover Story). America, Oct 2, 1993 v169 n9 p7(7)

Visser Yusra Laila Ambiguity in Learning: Issues and Implications for Instructional Design Learning Development Institute Florida Atlantic University

http://www.learndev.org/ambiguity.html

Rense Lange, Michael Schredl, James Houran What Precognitive Dreams are Made of: The Nonlinear Dynamics of Tolerance of Ambiguity, Dream Recall, and Paranormal Belief. Dynamical Psychology. An International Interdisciplinary Journal of Complex Mental Processes, 2000 – 2001

Гусев Андрей Игоревич – ст. преподаватель кафедры психологии Одесского института Межрегиональной академии управления персоналом (МАУП)
Тел. 8 0482 644568 Моб. 8 067 725 39 81
gusev33@ukr.net
Категория: Научные работы Гусева А.И | Добавил: Briviana | Теги: толерантность к неопределенности, научные статьи
Просмотров: 5540 | Загрузок: 111 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]