Главная » Библиотека » Научные работы других авторов » Научные работы Гусева А.И

Гусев А.И. Развитие социальной и личностной идентичности лиц с остаточными явлениями ДЦП
[ Скачать с сервера (47.7 Kb) ] 07.05.2009, 12:31
А. И. Гусев // Актуальні проблеми психології. Т. 3 : Консультативна психологія і психотерапія : зб. наук. праць Ін-ту психології ім. Г. С. Костюка АПН України / за ред. С. Д. Максименка, З. Г. Кісарчук. – Ніжин : МІЛАНІК, 2007. – Вип. 4. – С. 132 – 139.

В данном исследовании мы постарались описать те процессы и явления, специфичность которых, по нашему мнению, во многом обусловлена характером имеющихся у участников ограничений, а также успешной попыткой работы по развитию социальной и личностной идентичности лиц с остаточными явлениями ДЦП.

Работа проходила на базе Одесского центра медицинской, психологической и социальной реабилитации детей с патологией центральной нервной системы и опорно-двигательного аппарата с сентября 2004 г. по май 2005 г. Частота и продолжительность встреч два – два с половиной часа в неделю.

Характеристика группы. Группа образовалась из бывших пациентов Центра, которым продолжают оказывать посильную помощь руководство и сотрудники. Одним из видов такой помощи является проведение группы психологической помощи.

По своим характеристикам, это открытая группа, основу которой составляли молодые люди от 18-ти до 35-лет с остаточными явлениями ДЦП. Количество участников колебалось в пределах от 6 до 15 человек. В основном составе группы 6 мужчин и 9 женщин. Образование участников группы от среднего и среднего специального до высшего. В ходе работы к группе периодически присоединялись сотрудники центра, студенты-практиканты, родители детей, получающих лечение в центре.

Наше сотрудничество с группой возникло на основе идеи совместного проведения групповых занятий здоровым тренером и тренером с остаточными явлениями ДЦП. Ко-тренером выступал сотрудник реабилитационного центра писатель, поэт, журналист, человек, успешно преодолевающий последствия ДЦП Алексей Зубков.

К специфическим особенностям участников группы, оказывающим значительное влияние на формирование их идентичности, можно отнести:

  • разную степень выраженности остаточных явлений ДЦП, проявляющуюся в различной степени ограничений, касающихся двигательных и речевых возможностей;
  • выходящий за рамки обычного жизненный опыт участников, обусловленный спецификой нарушений (обучение в спецшколах и интернатах, необходимость в постоянных физических нагрузках, привычка к болевым ощущениям, ограниченная возможность вербального и невербального самовыражения, трудности при осуществлении коммуникации, сложности при передвижении в пространстве);
  • долгий предварительный период знакомства большинства участников группы и их активное взаимодействие вне группы (совместное посещение спортивных занятий, участие в походах, поездках и т.д.);
  • социальный статус инвалида, во многих случаях переросший в психологический;
  • отсутствие у большинства участников возможности свободного перемещения, варажаюшуюся в зависимости от погодных условий, наличия сопровождающего, отдаленности места проживания;
  • узкий круг общения большинства участников группы, ограничивающийся родственниками, врачами и людьми со схожими медицинскими проблемами, в результате чего группа выступает как единственное альтернативное сообщество;
  • высокий процент безработных участников.

Описание процесса взаимодействия. Поскольку большинство участников ранее имели клиентский опыт групповой работы, направленной на развитие психологической компетентности и взаимную поддержку, было принято решение сохранить схожую направленность взаимодействия.

Таким образом, первоначальная форма проведения занятий предполагала жесткий контроль со стороны руководителей группы, установление и строгое соблюдение правил групповой работы, использование большого количества упражнений, наличие заданной темы для обсуждения, например: «Постановка цели», «Умение создавать комфортные ситуации» и т.д.

По нашему мнению, подобная форма работы должна была соответствовать заявленным мотивам участия в группе: потребность в общении с «себе подобными»; расширение познаний в области психологии общения; обмен опытом выживания.

По нашим наблюдениям участников группы можно разделить на три категории по степени тяжести нарушений:

а) хорошо говорящие, с минимальными двигательными дисфункциями при сохранном интеллекте;
б) плохо говорящие с тяжелыми формами двигательных и речевых нарушений при сохранном интеллекте;
в) участники, с нарушениями интеллектуального развития.

В занятиях принимали участие преимущественно представители первых двух категорий. Представители третьей категории иногда принимали участие в групповой работе, и, по отзывам сопровождавших их родственников, присутствие в группе оказывало определенное позитивное воздействие на их состояние. Однако описываемый опыт не связан со спецификой преодоления их нарушений.

Уже на первом этапе занятий мы столкнулись с трудностями, связанными как с подбором упражнений для одновременного выполнения всеми участниками (что предполагало учет различной степени двигательных и речевых ограничений), так и с необходимостью адаптации здорового тренера к специфике речи участников. Отметим, что для автора данной статьи это был первый опыт групповой работы с людьми со специфическими нарушениями, связанными с остаточными явлениями ДЦП.

Выяснилось, что предложенные нами формы работы изначально превращали хорошо говорящих участников в лидеров, заведомо обрекая плохо говорящих на роль безмолвных слушателей. При этом решающим фактором определения положения в группе выступала исключительно степень сохранности речевой функции.

Это особенно сказалось на плохо говорящих участниках группы, которые стали проявлять признаки утраты интереса к занятиям, связанное с недовольством своей пассивной ролью. Вторая проблема заключалась в том, что жесткая регламентация со стороны ведущих, и заданность темы не позволяли вывести содержание проводимых занятий за рамки «инвалидной субкультуры».

Подобная ситуация не способствовала преодолению проявившегося в ходе работы комплекса психологических проблем участников, связанных с «инвалидной» личностной и социальной идентичностью. Это проявлялось в низкой самооценке, связанной с восприятием себя как инвалида, суженном представлении о возможных социальных ролях, психологической и социальной зависимости, инфантильности; что, в свою очередь, тесно связано с высоким уровнем тревоги, стеснительностью, замкнутостью, недоверчивостью, боязнью быть непонятыми (в буквальном смысле слова), неумением адекватно выражать свои эмоции, интеллектуальным снижением, обусловленным сужением круга интересов до бытовых.

Следует отметить, что одновременно на этом этапе работы произошла первоначальная взаимная адаптация участников, повысился уровень доверия, было преодолено стеснение, снизился уровень тревоги.

Все это привело к необходимости изменения первоначальных форм работы. В процессе анализа возникшей ситуации нами были зафиксированы тенденции, позволившие, как показала дальнейшая работа, успешно перестроить наше взаимодействие с группой.

Во-первых, было замечено, что при обсуждении заданных тем в группе проявилась тенденция к расширению спектра затрагиваемых проблем, отрыву их от специфики диагноза. Что, по нашему мнению, явилось отражением внутреннего противоречия между возросшими потребностями участников группы и устаревшей формой проведения занятий.

Во-вторых, было зафиксировано наличие скрытого конфликтного противостояния образовавшихся подгрупп «хорошо говорящих» и «плохо говорящих» участников, что, в свою очередь вызвало необходимость найти способ выравнивания положения участников с различной степенью речевых нарушений.

В-третьих, была отмечена позитивная роль чувства юмора, как средства выравнивания положения участников в группе (чувство юмора не зависит от степени выраженности речевых нарушений).

В результате было принято решение об изменении форм взаимодействия с группой, что нашло свое отражение в:

  • отказе от жесткой регламентации обговариваемой тематики;
  • использовании минимального количества упражнений и ритуалов (использовались упражнения «Приветствие» и «Рассказ о значимых событиях прошедшей недели»);
  • введении жесткого требования выслушивать мнение каждого участника, независимо от темпа и качества речи;
  • в поощрении использования участниками «афилиативного» и «самоподдерживающего» (R. Martin) юмора [1].

В результате произошедших изменений члены плохо говорящей подгруппы получили возможность высказываться наравне с остальными участниками. Хорошо говорящие участники первоначально отреагировали на происходящее снижением уровня посещаемости занятий, что дополнительно расширило возможности для развития навыков лидерства и самопрезентации у плохо говорящих. Представившаяся возможность развития монологической речи положительно сказалась на качестве произношения и невербальной выразительности плохо говорящих участников. Одновременно с этим, благодаря отсутствию декларативности в выборе темы беседы, произошло значительное расширение круга обсуждаемых тем.

Кроме специфических тем: страх, связанный с возможностью скорой смерти опекающих родственников, страх перед общением со здоровыми людьми, тревога, связанная с постоянной возможностью получения травмы при перемещении в пространстве, возникли темы одиночества, поиска партнера, выживания в современном обществе, самореализации, личностного роста (изменения), современной политической ситуации, отношение к людям с особыми потребностями в обществе.

Для большинства участников это был первый опыт обсуждения подобного рода проблем в группе. При этом, участники выявили живую заинтересованность не только насущными проблемами, но и с большим удовольствием и высоким уровнем компетентности обсуждали вопросы, связанные с современной политической и экономической ситуацией проблемами связанными с различными аспектами мировоззрения и т.д., что по их собственному признанию явилось для многих своего рода «сюрпризом». Ранее они не имели возможности обсудить подобные проблемы из-за ежечасной озабоченности проблемами медицинского характера, и отсутствия партнеров для общения.

Расширение тематического диапазона способствовало тому, что в процессе группового взаимодействия появилась возможность не только оторваться от «инвалидной» тематики, но и выйти на уровень проработки проблем личностного и экзистенциального плана, что позволило участникам пересмотреть отдельные аспекты своей идентичности: по-новому взглянуть на свои возможности, изменить представление о приемлемых социальных ролях, определиться со своим отношениям к значимым проблемам, повысить самооценку, значительно активизировать «внутренние резервы».

Свидетельством подобных изменений стали не только отзывы участников в процессе групповой работы, но и конкретные шаги по планированию и реализации профессиональной карьеры (подготовка к поступлению в учебное заведение, расширение сферы профессиональной деятельности, активизация поиска работы и пр.).

Отметим также, что процесс возвращения в группу хорошо говорящих участников был связан со значительным перераспределением ролей, связанным с переходом от одного критерия определения лидерства (степень сохранности речевой функции) к многоплановым (личностные особенности участников, уровень интеллектуальное развитие, чувство юмора и пр.).

Использование чувства юмора также значительно способствовало расширению диапазон проблем, с которыми удалось поработать участникам.

Осторожная инициатива одного из ведущих в подшучивании над собой и окружающими, была постепенно подхвачена участниками, независимо от степени развитости речи. В результате помимо предполагавшегося выравнивания положения участников появилась возможность проработки отдельных проблем, связанных непосредственно с «инвалидными» аспектами самовосприятия.

Достаточно сказать, что дело дошло до сольных выступлений плохо говорящих участников с рассказами о смешных происшествиях из жизни, связанными с диагнозом (например, как парня-инвалида из-за бюрократической оплошности работников военкомата дважды пытались забрать в армию при помощи наряда милиции). В процессе этих юмористических самопрезентаций у рассказчиков отмечалось значительное улучшение речи и свободы жестикуляции, проявлялись актерские способности, они получали опыт лидирующего положения в группе. Одновременно происходило изменение отношения к проявлениям собственной беспомощности, с трагического на юмористическое.

Следует отметить, что для большинства участников это был первый опыт юмористического отношения к себе и к проявлениям своего заболевания. Это создавало особую атмосферу доброжелательности и доверия в группе.

По нашим наблюдениям именно возможность без стеснения осмеивать проявления собственных физических недостатков максимально способствовало выравниванию положения участников группы, лишая их возможности эксплуатации своего особого положения.

Дополнительную возможность коррекции инвалидной идентичности предоставляло появление в группе «посторонних» участников (сотрудников Центра, родителей пациентов, студентов-практикантов), роль которых в работе группы варьировалась от любопытствующих наблюдателей, до клиентов, получавших от группы психологическую поддержку и терапию.

Причем в отдельных случаях именно наиболее плохо говорящие участники выступали в процессе работы успешными «терапевтами» для здоровых новичков.

Отметим, что именно знакомство с психологическими проблемами здоровых людей и возможность оказания им помощи со стороны больных участников оказало значительное воздействие на их представление о своих возможностях и о допустимых социальных ролях. Отметим также, что в процессе взаимодействия произошел окончательный отказ ведущих от директивного руководства группой и изменение их позиции с «руководителей» на «фасилитаторов».

К сожалению, по объективным обстоятельствам, описываемое взаимодействие с группой прекратилось на этом этапе развития.

Жанр нашего исследования не предполагает глубокого теоретического изучения происходивших процессов, однако необходимо подчеркнуть, что теоретической основой нашего взаимодействия с группой во многом послужило знакомство с практическими и теоретическими аспектами разрабатываемого профессором П. В. Лушиным экофасилитационного подхода.

В основе этого подхода лежат такие принципы личностного изменения как: принцип системности, принцип эквивалентной причинности, принцип дополнительности, принцип парадоксальности личностного изменения (изменения через сохранение), принцип неопределенности и принцип экологичности выживания открытых систем. Подробнее с этим подходом можно ознакомиться в работах П. В. Лушина «Психология личностного изменения» (2002), «Личностные изменения как процесс: теория и практика» (2005).

Выводы. В завершении, считаем необходимым еще раз обратить внимание читателя на события групповой динамики, которые по нашему мнению способствовали успешному протеканию взаимодействия и возникновению зафиксированных феноменов:
  • переход тренеров от позиции «руководителей» к позиции «фасилитаторов»;
  • сфокусированность в процессе работы на смысле высказывания участника, а не на качестве словесного оформления;
  •  использование юмора:
а) как приема создания безопасной атмосферы за счет разрядки накопившегося эмоционального напряжения;
б) как способа выравнивания возможностей участников группы;
  • в) как средства изменения инвалидной идентичности за счет расширения своих представлений о допустимых социальных ролях;
  • концентрированность обсуждаемой тематики не на диагнозе и связанными с ним особенностями жизненного уклада, а на ежедневном существовании, бытовании в социуме, на обсуждении взаимодействия с окружающими людьми, что привело к осознанию болезни как условия существования, а не как единственной и определяющей его составляющей, и способствовало выводу общения за рамки «инвалидной» субкультуры;
  • участие здоровых людей в процессе групповой работы, что способствовавшее осознанию того, что физическое здоровье не всегда является залогом счастливого, беспроблемного существования.

Зафиксированные феномены:
  • восприятие уровня доступной речевой активности как «условия игры», а не как фактора, влияющего на положение в группе.
  • обогащение интонационного ряда и мимических реакций, улучшение дикции и жестикуляции.
  • снятие субъективных ограничений (снижение тревоги по поводу неадекватного восприятия окружающими).
  • повышение самооценки, раскрытие неожиданных граней своей личности.
  • изменение отношения к ограничениям, связанным с последствиями перенесенного заболевания;
  • расширение представлений участников группы о возможных для себя социальных ролях.
  • позитивный опыт взаимодействия участников, перенесших ДЦП, с представителями здоровой части населения.
  • для здоровых участников – опыт толерантного отношения к людям со специальными потребностями.

В целом, подобная стратегия способствовала не только улучшению психологического и физического самочувствия участников, но и снижению их психологической инвалидизации, что способствовало дальнейшему развитию их социальной и личностной идентичности.

В заключении, хочется еще раз выразить признательность Алексею Зубкову, без успешного взаимодействия с которым невозможно бы было появление данной работы.

ЛИТЕРАТУРА
Зайва О. О. Особливості використання почуття гумору як ресурс психологічного подолання. Автореферат дисертації на здобуття наукового ступеня к. п. н., Харків, 2006. – 19 с.

Ілляшенко Т.Д., Обухівська А.Г., Романенко О.В., Скрипка Н.С. – Корекція психосоціального розвитку дітей з церебральним паралічем у реабілітаційному центрі. Навчально-методичний посібник. – Київ, 2003. – 156 с.

Лушин П. В. Личностные изменения как процесс: теория и практика – Одесса: Аспект, 2005. – 334 с.

Лушин П.В. Психология личностного изменения. – Кировоград, Полиграфическо-издательский центр ООО «Имэкс ЛТД», 2002. – 360 с.

Рудестам К. Групповая психотерапия – СПб.: ЗАО «Издательство «Питер», 1999. – 384 с.

Актуальні проблеми психології. Збірник наукових праць Інституту психології ім. Г. С. Костюка АПН України // за ред. С. Д. Максименка, З. Г. Кісарчук. Том 3. - Київ, 2007. - вип. 4. (у друці)
Категория: Научные работы Гусева А.И | Добавил: Briviana | Теги: научные статьи, нейрофизиология и мозг, феномены и парадоксы, фасилитация Facilitation
Просмотров: 1238 | Загрузок: 102 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]