Главная » Библиотека » Одесские авторы » Статьи

Буганова. Вопросы как экофасилитативная техника работы
05.11.2012, 21:59

Вопросы как экофасилитативная техника работы

 

Аннотация

 

По К.Роджерсу, «клиент сам знает ответы на свои вопросы», значит, главное – задать «правильный» вопрос.

По П.В.Лушину, задача психолога – помочь клиенту реализовать его имплицитную модель поведения. Но, как только психолог начинает разъяснять, он оказывается в позиции «всезнайки», что, к счастью, всегда актуализирует у клиента защитные механизмы. Кроме того, доступ к содержанию имплицитной модели имеет только клиент.

В Культурно-исторической концепции Выгодского слово - знак, с помощью которого субъект в своей психической реальности  кодирует невербализуемое содержание внутреннего мира. Значит, нужно найти «ключик» к имплицитной модели поведения, который «переведет» невербальное содержание в символы, понятные сознанию, т.е. слова. Вопросы актуализируют анализаторскую и поисковую деятельность, они адресуются имплицитной реальности клиента и ищут там то, соприкосновение с чем, вызовет эмоциональный отклик и, как в детской игре обозначит зону «тепло, искать здесь». После «правильного» вопроса следует т.н. «психотерапевтическая пауза», внимание обращается внутрь и начинается интересная клиенту личностная работа.

Ключевые слова: экологическая фасилитация; динамика психотерапевтического взаимодействия; этапы личностного роста.

 

 

Abstract

By K.Rodzhers, "the clients know the answers to their questions," then, most importantly pose the "correct" question.

In accordance with P.V.Lushin the task of a psychologist is to help the client implement his/ her implicit model of behavior. But as soon as the psychologist begins to elucidate the issue, he finds himself in the position of "know-all", which, fortunately, always launches the client’s safeguard mechanism. In addition, only the client has the access to the content of the implicit model.

In the cultural-historical theory by Vygotsky a word is a sign with which the subject in his/her  psychic reality encodes the non-verbal content of his/her inner world. Thus, we need to find a "key" to the implicit model of behavior, which "transfers" non-verbal content into comprehensive icons, namely, words. Questions activate analytical and cognitive activity, they are directed towards the client’s implicit reality and search for what, in contact with, causes an emotional response, and similar to a children's game will mark the zone of "warm, search here." After the "right" question there follows a so called "Psychotherapeutic pause” after which the client’s attention is drawn inward and his/she is involved into an interesting identity reloading activity.

Keywords: environmental facilitation, psycho-therapeutic interaction dynamics; stages of personal growth.

 

 

Вопрос – мост понимания от человека к человеку

Милаш Кундера

 

Фасилитация исходит из того же, из чего исходил К.Роджерс – «Клиент сам знает ответы на свои вопросы» [10], значит, главное – задать «правильный» вопрос.

В соответствии с динамикой личностного роста, описанной П.В.Лушиным [7], зона неосознаваемого (т.н. «тень» или субличность 2)  с течением времени увеличивается, пополняясь информацией и эмоциями, которые не согласуются с осознаваемой картиной мира (субличностью 1). Тогда субъект находит в окружающем мире объект, который для него становится предельно эмоционально окрашенным и на нем фокусирует свое внимание. Смысл появления этого объекта в жизни человека заключается в том, что он отзеркаливает содержание тени субъекта, с которым по другому его носитель познакомиться не может.  Вступая во взаимодействие с этим объектом, субъект трансцендирует, а поскольку, изменение хотя бы одного элемента системы, изменяет систему, происходит принципиальное изменение личностной идентичности. Другими словами, человек расширяет свои поведенческие возможности за счет освоения имплицитной (скрытой) модели поведения. Таким образом, имплицитная модель поведения похожа на зону дороги, еще не освещенную фарами едущего автомобиля. Автомобиль уже туда едет и вот-вот достигнет этого участка, но человек его еще не видит и не осознает. Как сказал Стив Джобс: «Верь себе и иди вперед. Что-то в тебе уже знает, куда надо двигаться». Мы бы добавили – имплицитная модель поведения знает.

Получается, что развитие опережает его осознание. И, может быть, сложнейшая проблема жизни как раз и заключается в том, что человек все время вынужден догонять сам себя. Он все время опаздывает с пониманием того, что с ним происходит. Как сказала одна клиентка: «Мне еще никогда раньше в жизни не было 70 лет. К этому факту надо приспособиться, осознать, свыкнуться». Добавим, что пока она будет свыкаться с фактом «мне уже 70 лет», ей уже станет больше и ее самоидентификация опять будет неадекватной новой реальности.

Имплицитная модель поведения напоминает «зону ближайшего развития» по Л.С. Выготскому [6и содержит уже готовые проявиться новые поведенческие паттерны. Значит, психологическая помощь может быть сведена к такой коммуникации, которая поможет клиенту имплицитную модель поведения сделать открытой, в первую очередь, для него самого. Но, сделать это путем разъяснения невозможно по нескольким причинам. Во-первых, даже специально обученному психологу-профессионалу далеко не всегда (вопреки расхожему представлению) со стороны видно содержание имплицитной модели. Доступ к его содержанию (при чем, непосредственный) имеет только клиент. Во-вторых, как только психолог начинает разъяснять, т.е. поучать, он оказывается в позиции эксперта, «всезнайки», т.е. «собаки сверху» по Ф.Перлзу [11]. Такая ситуация далеко не всегда устраивает клиента и всегда (к счастью) актуализирует его защитные (в первую очередь, перепроверяющие) механизмы.

В Культурно-исторической концепции развития психики человека Выгодского [5], слово названо знаком, с помощью которого субъект в своей психической реальности  кодирует на самом деле невербализуемое содержание внутреннего мира. Значит, психолог должен помочь клиенту найти «ключик» к собственной имплицитной модели поведения, который ему поможет «перевести» невербальное содержание в символы, понятные сознанию, т.е. слова.

С нашей точки зрения эта задача экологичнее, быстрее и элегантнее решается за счет задавания вопросов. С одной стороны, вопросы помогают «нащупать» правильные словесные формулы. С другой стороны, психолог, конечно, тоже, не механический участник процесса, у него могут возникать версии происходящего, которые он может проверить, задавая уточняющие вопросы. С третьей стороны, вопросы актуализируют анализаторскую и поисковую деятельность клиента и, поэтому, вопрос может сработать наоборот – неверное предположение психолога может высветить клиенту противоположное верное. Вопрос, как последовательность знаков-кодов, адресуется имплицитной реальности клиента и как щуп ищет там то, соприкосновение с чем, вызовет эмоциональный отклик клиента и, как в детской игре,обозначит зону «теплоискать здесь».

Наш 20 летний опыт оказания психологической помощи позволил прийти к выводу, что профессионализм психолога в значительной степени определяется его способностью задавать вопросы. Вопросы условно можно разделить на 5 видовинформационныеуточняющие, альтернативныепсихотерапевтические и перепроверяющие (таблица 1.).

 

Поскольку, теоретические модели с известной долей условности отражают непостижимо сложную структуру бытия, все они – об одном и том же, но с разных сторон. Так, например, виды вопросов, существующие в конструкции речи не случайны – они отзеркаливают психологическую реальность, в частности, перекликаясь с динамикой группового взаимодействия [1] и этапами личностного роста [7].  

Так, взаимодействие с клиентом чаще всего начинается с информационных вопросов, чтобы «напитаться» сведениями о клиенте, проникнуться его жизнью, прочувствовать его, войти в эмпатический контакт. Такие вопросы могут быть какими угодно, в некотором смысле, почти все равно о чем спрашивать – главное, чтобы клиент почувствовал, что им искренне интересуются. Если это первая встреча и психолог ничего не знает о клиенте, его вопросы похожи на «пристрелку». При этом, исходя из принципа системности, важно не зацикливаться на болевой теме клиента, а собрать информацию о самых разнообразных сторонах его жизни. Очень важную роль в этом процессе играет фактор времени – не важно, о чем спрашивать; важно, как долго это делать.  В конце концов, клиенту нужно время, чтобы адаптироваться к, как правило, непривычной для него ситуации психологической консультации, новому человеку – психологу и себе в этих условиях. А если это не первая встреча, стоит брать пример с портного, про которого Бернард Шоу говорил: «Единственный, кто поступал разумно, был мой портной. Он снимал с меня мерку заново каждый раз, когда видел меня, в то время как все остальные подходили ко мне со старыми мерками, ожидая, что я им буду соответствовать».

Таким образом, информационные вопросы характерны для первого этапа групповой психотерапевтической динамики – до тех пор, пока они задаются, имеет место этот этап. С другой стороны, они должны задаваться, пока не возникнет психотерапевтический альянс отношений «психолог-клиент», аналогичный групповому эффекту в тренингах [1]. Как только возник этот удивительный феномен присутствия «третьего» - «мы», психолог, на уровне собственных ощущений рефлексирует изменение своего состояния до готовности и желания двигаться дальше. Тогда, используя регулятивные возможности вопросов, психолог может, не нарушая правил вежливости, сменить тему разговора и повести его так и туда, как ему подсказывает профессиональная интуиция, базирующаяся на специальной информированности и подготовке.

П.В.Лушин полагает [7], что психолог нужен клиенту, чтобы сопроводить его при переходе через «узкое место». Наш опыт подтверждает, что часто клиент в своих индивидуальных переживаниях и размышлениях доходит до определенного места и начинает «циклиться». Эмоциональный накал столь силен, что он не может продвинуться дальше, увязая в обилии, как правило, непонимаемых им собственных эмоций [3]. Другой, понимающий и терпеливый человек ему нужен, чтобы по словам П.В.Лушина, «удержать его на линии огня, не дать сменить тему и уйти от неизбежного» [6]. Уточняющие вопросы как раз и выполняют эту функцию – поддержать клиента в его намерении в конце концов разобраться с волнующей ситуацией, договорить и додумать ее до логического завершения. Это характерно для второйстадии личностного роста по П.В.Лушину [7] - стадии локолизованности или предтравмы, которая характеризуется крайней степенью неопределенности. Человек испытывает дискомфорт, но не осознает его причин и внимательно сканирует окружающую действительность в поисках его источника.

Альтернативные вопросы помогают клиенту из поля кажущихся однородных раздражителей выделить аттракторы, тем самым, «наводя порядок» в картине мира, т.е. выстраивая определенную иерархию ценностей. Альтернативный вопрос фокусирует внутренний конфликт, обозначая, как кажется, неразрешимую дилемму «или-или».  В нейобозначаются два явления жизни, одинаково значимые для клиента, но не способные сосуществовать одновременно… как ему кажется. На самом деле, понимание логики личностного роста подсказывает, что выходом из положения будет не выбор одной из альтернатив, а такая новая картина мира, в которой непротиворечиво найдут себе место обе. То, что ранее казалось несовместимым, интегрируется в принципиально новый эмерджент [7]Астадия противостояния или внутреннего конфликта, находящая свое отражение в речевой форме альтернативного вопроса  - неизбежный этап в логике развития личности [3].

Четвертая стадия личностного роста по П.В.Лушину [7] - терпения или посттравмы – это наиболее вероятное время обращения клиента за психологической помощью. Формально, психологическая помощь в этом случае сводится к вербализации тех личностных трансформаций, которые произошли с субъектом на предыдущем этапе - психологической травмы или формирования новой границы личности. По Выготскому [5],  высший уровень человеческой коммуникации — речь — обусловила принципиально иной уровень регуляции психических состояний и поведения — регуляцию с помощью слова. Поскольку, в экофасилитативной парадигме психологическая помощь синонимична активации саморегуляции [8], целесообразно использовать регулятивные возможности слова. Тогда, интериоризацию - процесс превращения интерпсихологических отношений «психолог-клиент» в интрапсихологические –можно рассматривать как механизм, обеспечивающий саморегуляцию клиента. Задача психолога – поддерживать внутреннюю деятельность клиента, т.е. работу его личности по адаптации к новой психической реальности, в которой он оказался после прохождения своей точки сингулярности. А внутренняя деятельность, как известно, есть следствием внешней деятельности, в нашем случае – общения с психологом. И именно поэтому, наиболее целесообразно активно использовать вопросы, запускающие процесс внутренней деятельности.  

У клиента, находящегося на четвертой стадии своего личностного развития явление трансценденции произошло, но осознания этого факта – нет и поле его сознания – сплошные вопросы. Такой человек ничего не знает наверняка, он не осознает, «на каком он свете», что он думает по тому или иному поводу, что он любит. Он, по большому счету, не знаком сам с собой новым. Вся его личность напоминает один сплошной, при чем, невербализованный, вопрос. К. Роджерс [10говорил, что психолог должен стать вторым «я» клиента», т.е. в данном случае – «вопросом» - личностью, открытой окружающему в поиске вербальных формул, которые помогут осознать «на каком я свете», «кто я и что я». Именно поэтому мы утверждаем – вопросительная форма построения предложений наиболее адекватна при общении с клиентом. Он так в это время разговаривает сам с собой. Он нуждается в саморазъяснении, в вербальной интерпретации происшедших с ним перемен. А как говорят математики, правильно сформулировать задачу – это почти что ее решить. Дальше – дело техники и времени.

Поэтому, умение задавать психотерапевтические вопросы – это вершина профессионального мастерства. Психотерапевтические - это такие вопросы, ответы на которые разъясняют клиенту, что с ним происходит. Проблема в том, что такие вопросы не бывают универсальными, им нельзя научиться заранее. Они становятся таковыми, если заданы, исходя из индивидуальной реальности клиента «вовремя» и в его манере. Интересно, что психолог, как правило, не знает ответ на этот вопрос. Это не тот случай, когда «со стороны виднее». Скорее, этот тот вопрос, который и для психолога (если он действительно вжился в реальность клиента) стал самым животрепещущим в данный момент, на который и психологу крайне нужен ответ, иначе «дальше жизни нет». Вопрос, в котором, как на острие ножа, фокусируется вся предыдущая жизнь клиента и его основной экзистенциальный выбор на данный момент. По большому счету, это вопрос «что в жизни самая большая ценность», только одетый в одежки индивидуальных обстоятельств.

Чтобы задать такой вопрос, нужно найти общеупотребительные социальные «слова-знаки», которые более ни менее адекватны единственной и неповторимой, уникальной индивидуальности клиента. Они будут иметь доступ к ядру его эмоциональных переживаний  икак вершина айсберга, интегрируют в себе «все». К ним невидимыми ниточками сойдутсямножество деталей, кажущихся мелочей, в них фокусируется опыт, переживания, размышления. Это слова, апеллирующие к субъективным интерпретациям личного опыта -«Кто ты?», «Что с тобой произошло?», «В чем смысл произошедшего?». Но, чтобы быть вопросами – подсказками, вопросами-наполовину-ответами, они должны быть сформулированы в конкретных индивидуальных словесных формулах реальности клиента.

Признаком того, что задан «правильный» вопрос является то, что после него следует т.н. «психотерапевтическая пауза», на протяжении которой все невербальные сигналы свидетельствуют о том, что внимание клиента обратилось внутрь себя, что ему интересно искать ответ на этот вопрос и в ходе этого процесса идет внутренняя личностная работа.

После того, как кажется, что уже все произошло, из экологических соображений [3], стоит «вернуться на место сражения» и произвести «контрольный выстрел» перепроверяющим вопросом. То, что ранее у клиента вызывало так много эмоций, остается ли столь напряженным? Появилось ли новое отношение? Новые интерпретации? Новая локализация себя в кругу значимых людей и явлений? Признаком личностного продвижения является то, что у клиента появились новые планы и энтузиазм к их немедленной реализации в жизнь. К общению с психологом, он как правило, на этом этапе теряет интерес.

Таким образом, за время консультации пара «психолог-клиент» в сжатом виде проходят все стадии личностного роста [7], которые могут быть описаны и как этапы групповой динамики [1]. Каждой из этих стадий адекватна своя форма вопросов. В первую очередь это касается «классического», статистически наиболее вероятного  клиента, находящегося на четвертой стадии своего личностного роста.

Если за психологической помощью обратился клиент, переживающий первый этап личностного развития - относительного застоя – консультация может состояться на уровне информационных вопросов. Этот случай у начинающего психолога может вызвать недоумение: «зачем человек пришел, если он в порядке?» и недоверие «наверное, он сам не понимает, как ему плохо». К сожалению, при недостаточной квалифицированности психолога есть угрозаприписывания клиенту несуществующих проблем. Такой психолог, как плохой врач,здоровеньким клиента не отпустит. Он начнет «капать» там, где его не просят и нагнетать обстановку. Поэтому так важно понимать закономерности личностного роста и правила экологической безопасности психотерапевтического взаимодействия [8].

Ко встрече с клиентом, находящимся на второй стадии личностного роста в большинстве психотерапевтических обучающих институций так же, не готовят. Разве что, тогда, когда учат: «работай четко в рамках запроса, работай «на клиента, а не на себя», будь готов к разному развитию событий – в том числе и непонятному для тебя. И если ты столкнулся с ситуацией, когда консультация заканчивается «ничем», - не удивляйся. Прими ее такой, какая она есть и не стремись к искусственной логической завершенности».  Если клиент находится на стадии нелоколизованности или предтравмы, не стоит насильно ускорять процесс, стремясь достичь  желанного переживания инсайта. Не зацветет подснежник, клещами вытянутый раньше времени из под снега.  Консультация в этом случае может свестись к уточняющим вопросам, которые помогут продвижению по лестнице личностного роста, помогут скорее выкристаллизовать эмоционально заряженный объект и на этом завершиться, оставив обоих участников процесса в некомфортном состоянии неопределенности.

Хотя, есть вероятность, что на глазах у психолога клиент переживет третий этап – парадоксальной помощи или травмы. И это не худший вариант, если психолог умеет создать максимально возможную безлопастную обстановку для «родов новой идентичности клиента». Однако, и на этой стадии для психолога есть определенные угрозы, к которым он должен быть подготовлен. Насколько готов консультант к тому, что он может стать для клиента тем самым «эмоционально заряженным объектом», на который разрядится по всем правилам групповой динамики агрессия, гнев, накопившееся напряжение или любые другие эмоции в режиме бифуркации?  Сумеет ли он не принять это на свой счет? Не разбудит ли это его нерешенные проблемы [8]?

И, напоследок, предлагаем техники вопрошания, которые, как любые приемы, не являются принципиальным решением проблемы, не работают как готовые рецепты, а являются не более чем вспомогательными средствами. (Работают только тогда, когда личностный профиль психолога  сформирован, как рабочий инструмент [2]).

Техники вопрошания:

1.
Очень долгое навязчивое и настойчивое повторение одного и того же вопроса с требованием не повторять ответы.
2.
Вопросы «паровозиком»: последующий вопрос задается с приставкой «а почему?» к ключевому тезису последнего ответа.
3.
Вопросы-провокации («страшные» вопросы по И.Л.Викентьеву [4]) – те, которые в другой ситуации прозвучали бы, как, по меньшей мере, невежливые, бестактные, а может, и грубые - про деньги, страхи, секс, конфузы, стыд, неблаговидные поступки, тайны и т.п. (Только, не в коем случае, не из праздного интереса или исходя из принципа «лишь бы задать»).
4.
Вопросы, специально задаваемые некорректно, неграмотно, неопределенно и дающие клиенту свободу для трактовки.
5.
Вопросы с нарушением персонификации (ответьте на этот вопрос, если бы вы были Вашим мужем, Вашей мамой, Вашим сыном и т.д.)
6.
Вопросы со смешением временной перспективы (ответьте на этот вопрос, если бы Вы были все еще ребенком; или уже счастливой, или уже с тем, о чем Вы пока только мечтаете  т.д.)
7.
Вопросы, обычные по структуре, но задаваемые в необычных условиях – шепотом, криком, верхом на стуле, через стерео аудиосистему и т.п.).

Несмотря на все вышесказанное, мы полагаем, что подготовка психолога-практика не должна быть в первую очередь направлена на его техническое обучение задаванию вопросов. Самое главное задать самому будущему психологу «правильные вопросы». Такими вопросами могут быть следующие: «Зачем тебе эта профессия?», «Какие свои личные задачи ты намерен решать в ее рамках?», «Что есть твои личностные ограничения, с которыми ты должен считаться во время работы?» и т.п. Если психолог корректно позиционирован в своей профессии, если его личностный профиль соответствует требованиям профессиограммы [2],  если у него есть искренний и доброжелательный интерес к другим людям и понимание этических норм этого вида деятельности, он не сможет не задавать вопросов. И «правильные» вопросы естественным образом будут приходить ему в голову, потому что именно так проявляется заинтересованность в других людях.

 

 

 

Список литературы

1.
Буганова В.Н. К вопросу о динамике группового взаимодействия. Матеріали міжнародної науково-практичної конференції «Актуальні проблеми сучасної практичної психології», м. Херсон, 23 квітня 2009 року
2.
Буганова В.Н. Опыт переживания личностных кризисов как фактор профессионального становления будущего психолога. Матеріали Всеукраїнської науково-практичної конференції «Актуальні питання теорії та практики психолого-педагогічної підготовки фахівців за соціономичним профілем», м.Хмельницьк,  22-23 квитня 2011 р.
3.
Буганова В.Н. Экологическая фасилитация личностного роста. Актуальні проблеми психології. Збірник наукових праць інституту психології ім.Г.С.Костюка. Екологічна психологія. Том 7, Випуск 5, Частина 1, Київ, 2005, стр. 44-50
4.
Викентьев И.Л., Приемы рекламы – С-П.: Тритон, 1995
5.
Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. — М.: Изд-во АПН РСФСР, 1960. — 598 с.
6.
Выготский Л.С. Развитие личности и мировоззрения ребенка// Психология личности: Тексты. – М.: Изд-во МГУ, 1982. – С.161–166.
7.
Лушин П.В. Личностные изменения как процесс: теория и практика. Одесса: «Аспект», 2005, 333 с.
8.
Лушин П.В. О гуманном отношении психолога к себе: изменение парадигмы (Или про "сапожника без сапог”). Практична психологія та соціальна робота. –1998. − № 8. − С. 4-6.
9.
Лушин П.В. О психологии человека в переходный период (Как выживать, когда все рушится?). Кировоград: Код. – 1999. – 208 с.
10.
Роджерс Карл. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: "Прогресс", 1994. Терминологическая правка В.Данченко К.: PSYLIB, 2004
11.
Перлз Ф. Гештальт-семинары / Перевод с англ. - М.: Институт Общегуманитарных исследований, 2007. - 352 с

 

Краткие сведения об авторе

 

Буганова Ванда Николаевна  

доцент, кандидат психологических наук

65026 г.Одесса, ул. Дворянская, 2, Одесский национальный университет имени И.И.Мечникова, кафедра общей психологии и психологии развития личности, каб.105.

65009 г.Одесса, Гвоздичный пер.4, кв.180

vandaa@ukr.net

тел.: 09 77 45 46 07

член Всеукраинской ассоциации экологической помощи, практикующий психолог в сфере екофасилитативной помощи;

куратор научного студенческого общества психологического факультета ИМЭМ ОНУ «Розквітання», организатор ежегодной Всеукраинской конференции молодых ученых «Розквітання».

С 2005 года реализую образовательный проект "Студия психологического мастерства ” для начинающих психологов по методу екофасилитативной помощи П.В.Лушина в содружестве с д.п.н., профессором Лушиним Павлом Владимировичем (г.Киев).

Сфера профессиональных интересов: личностный рост, личностные кризисы, жизненный путь,экофасилитация, психология личностного изменения; психология неравновесных систем, психологическая помощь лицам, переживающим кризис.

В рамках педагогической деятельности преподаю дисциплины: общая психология, психология жизненного путитренинг личностного ростаэкологическая фасилитация личностного роста.

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Статьи | Добавил: Briviana | Теги: экологическая фасилитация динамика
Просмотров: 1256 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]