Главная » Библиотека » Изданные работы П.В. Лушина » Научные статьи Лушина

П. Лушин «Гибридная жизнь»: об особенностях самоорганизации и психологической помощи в переходный период."
[ · Скачать удаленно () ] 01.01.2015, 23:05

Источник: Теория и практика психотерапии 2014, №4. Стр. 57—6

Ссылка на сайт: https://psychotherapy.ruspsy.net/article.php?post=385

«Гибридная жизнь»: об особенностях самоорганизации и психологической помощи в переходный период. 
Методические материалы к авторскому курсу 
«Психологическая помощь личности в переходной период»

Лушин П.В.

Доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой практической психологии НАПН Украины. 
Киев, Украина

Наши «Методические материалы...» также гибридны, как и явление, которое мы описываем: они парадоксальны, но практичны и потому помогают читателю отнестись к происходящему в нашей стране не только как к испытанию или кризису, но и как к возможности роста. Мы исходим из понимания того, что переходный период — это крайне сложное явление: его свойства крайне изменчивы и неповторимы. Научиться преодолевать кризисы, травмы, конфликты, переживать трагедии, жизненные испытания в принципе невозможно. Мы имеем в виду, что невозможно научиться это делать раз и навсегда, то есть стать «мастером» прохождения «ситуаций невозможности». То, что кажется окончанием и тупиком, по своей сути — новое начало, богатство возможностей. Научить этому напрямую трудно, легче почувствовать, что вы уже там...

Ключевые слова: кризисы, травмы, изменчивость, гибридность, новизна, манипуляции, экологичность, примирение, жизнеутверждение.

 

Введение

Данная работа написана в сложные времена. Психолог — участник событий и одновременно профессиональный помощник. Наши «Методические материалы...» также гибридны, как и явление, которое мы описываем: они парадоксальны, но практичны и потому помогают читателю отнестись к происходящему в нашей стране не только как к испытанию или кризису, но и как к возможности роста.

Приступив к написанию данных «Методических материалов...», мы исходим из понимания того, что переходный период — это крайне сложное явление: его свойства крайне изменчивы и неповторимы. Научиться преодолевать кризисы, травмы, конфликты, переживать трагедии, жизненные испытания в принципе невозможно. Мы имеем в виду, что невозможно научиться это делать раз и навсегда, то есть стать «мастером» прохождения «ситуаций невозможности». Жизнь, состоящая из таких легко проходимых ситуаций, для «мастера» потеряет смысл, станет прочитанной книгой и, следовательно, не успев начаться, в известном смысле, закончится. В ней больше не будет места тайне, загадке, не будет желания обращаться к другому, испытывать потребность в выработке того, чем сам не владеешь, то есть развиваться.

В связи с этим данные «Методические материалы...» далеки от того, чтобы предложить читателю готовый алгоритм или универсальную стратегию для разрешения проблемных ситуаций. Они адресованы тем, кто пытается «примириться» с возможностями сложных, хаотических процессов в жизни. Кто-то бы назвал такое примирение развитием толерантности к неопределенности — качества или способности столь важной в эпоху нестабильности, когда существующие представления и взгляды на жизнь входят в противоречие с тем, что происходит вокруг нас. При этом люди разных возрастов и занятий неуклонно проявляют новизну собственной внутренней природы. Рациональный интеллект все больше дополняется эмоциональным, ориентация на долгосрочную перспективу сменяется «здесь и теперь» реагированием, потребительское и манипулятивное отношение к другим и к себе изменяется на принимающее, экологичное, жизнеутверждающее. Словом, эти «Методические материалы...» про одно: то, что кажется окончанием и тупиком, по своей сути — новое начало, богатство возможностей. Научить этому напрямую трудно, легче почувствовать, что вы уже там...

Переходный период: к чему это?

Психологической особенностью переходного периода является значительная неопределенность того, что происходит сегодня, и того, что может произойти завтра. Обычно у человека, переживающего данный период, возникают следующие вопросы:

• Как жить, если по-прежнему не получается, а по-новому — не знаю?

• Как жить, если найти экспертов крайне трудно: все в общем котле и у всех свой интерес, который к тому же крайне переменчив?

• А может, обратиться к другим: в тяжелые времена появляются люди, для которых хаос, отсутствие ясной перспективы — шанс и раскрепощение способностей? Но следование их примеру или действиям попахивает авантюризмом, ломать себя — не время...

• Судя по тому, что на все вопросы участник перехода отвечает отрицательно, складывается впечатление, что он не знает, что именно может ему помочь... И, тем не менее, не всегда выхода нет, если отсутствует ясное представление о нем.

• Переходный период зачастую связан с неожиданностью или ситуацией экстремального реагирования, выживания. В ней главное правило — действуй по ситуации, а потом уже, оставшись в живых, убедишься, что все сделано верно. Не случайно, пройдя подобные ситуации, люди узнают о себе много нового.

• Если же в переходный период у человека есть возможность поразмыслить перед принятием решения, если у него имеется возможность сомневаться, обсуждать проблемы с другими, определять свои приоритеты — значит, эта ситуация не экстремальная и даже не ситуация выживания, но ситуация развития и улучшения...

Из содержания вопросов, задаваемых человеком, проживающим переходный период, также может следовать и то, что в этих условиях он, скорее всего, склонен окружать себя людьми, обращать внимание на людей, на их мнения или поступки.

И вместе с тем замечу, что мы обращаем внимание на других не обязательно для того, чтобы безусловно им следовать или доверять, но чтобы создавать/утверждать с их помощью свою собственную позицию, образ жизни или действия. В переходной ситуации у человека на неосознаваемом или на интуитивном уровне зарождаются некоторые программы будущей жизни. К сожалению, а может, и к счастью, их смысл становится доступным не без участия тех, кто оказывается рядом.

Как помочь другому с пониманием будущего? Важные правила: а) прежде всего, убедиться, что вас не игнорируют, а вы сами не слишком настойчивы в желании помочь ближнему; б) не стоит отказываться от того, чтобы высказать свое мнение или стать примером для подражания, и, тем не менее, в) важно не забывать, что ваша позиция или пример, скорее, выступают в качестве условия или некоторого зеркала, в котором человек может увидеть себя, а не вас. Он склонен обнаружить свой собственный выход из ситуации, а не позаимствовать ваш.

Кстати, в переходных ситуациях что-то подобное и неоднозначное происходит тогда, когда мы непроизвольно вспоминаем о ранее пережитом, известный эффект «граблей». Как правило, мы жалуемся на ошибочность своих действий не для того, чтобы убедиться в несовершенстве. Наоборот, «грабли» — признак движения и развития. Мы это, как правило, делаем для того, чтобы провести четкую линию между контекстами и показать себе, что теперешние обстоятельства для принятия решения отличаются от обстоятельств прошлого: «Думай по-новому!»

О чувствах жертвы 
в условиях серьезных испытаний

Шел я как-то по территории моего университета и встретил знакомого. На формальный вопрос «Как дела?» он ответил: «Да верчусь как белка...» А я вдруг в ответ: «Хорошо, хоть не вертят...»

После его озадаченной ухмылки в ответ я пошел дальше не менее озадаченный. Еще какое-то время я размышлял об ответственности за свои действия или даже судьбу во времена радикальных перемен: «Я жертва жизненных обстоятельств (мною вертят?) или хозяин своей судьбы?», «А во времена «тектонических сдвигов» в политической, культурной и экономической жизни, подобных теперешним, когда находишься под прессом радикальных изменений, имеет ли смысл говорить о возможности выбора и о личной свободе?»

И вот пример из моей недавней психологической практики. Клиент — жертва обстоятельств, событий в Луганской и Донецкой областях. Молодая женщина рассказала о том, что много лет назад, будучи фактически ребенком, переехала в другой город без какой-либо помощи со стороны матери, которая воспитывала ее одна. Ей пришлось абсолютно самостоятельно решать большое количество крайне сложных проблем материального, бытового и морального характера...

Прошло время, и молодая девушка адаптировалась к новым условиям, овладела непривычными для себя навыками выживания и развития: вышла удачно замуж, родила детей, состоялась как профессионал.

Казалось бы, на пике благополучия и открытия новых перспектив случились трагические события на юго-востоке Украины.

Мать была вынуждена оставить родной город, а дочь — принять ее в своей небольшой квартире. Со слов последней, мама проявила себя неожиданно: стала похожа на несмышленое дитя. Заботу о себе стала воспринимать как само собой разумеющееся. Недовольство дочери в адрес матери росло: сравнительно молодая, здоровая и вполне активная мать отказывалась работать, получить статус беженца или просто — помочь дочери по хозяйству или в воспитании внуков. Обида на мать поставила молодую женщину на грань психологического срыва. Ситуация усугублялась чувством вины. Дочь всячески скрывала свою неприязнь, пытаясь ни словом, ни делом не выявлять ее. В душе возникло чувство жертвы и безысходности. Именно с этими переживаниями молодая женщина пришла к психологу.

Узнав обо всех вышеперечисленных переживаниях, психолог спросил у девушки: «Как Вам удается сохранять себя в сложившейся критической ситуации?» После нескольких минут раздумий она ответила:

– Не знаю, все это крайне сложно, никто даже не подозревал, сколько эта ситуация на востоке Украины может продолжаться. Сначала думала, что месяц-два, а теперь вообще не понятно!

– Вы хотите сказать, что вероятность скорого возвращения мамы домой согревала Вам душу, а теперь это не работает?

– Да, все очень трагично выглядит и очень затягивается.

– Что тогда Вам позволяет сохранять свое здоровье, благополучие в семье?

– Мы с мужем, как никогда раньше, стали трудиться над тем, чтобы не потерять работу и выплачивать за квартиру, которую мы начали строить еще в прошлом году. Мне все сложнее, но все-таки я стараюсь окружать детей теплотой и любовью. Замечаю, что муж входит в мое положение и берет на себя часть домашней работы... Несмотря на свою загруженность, он больше времени проводит с детьми. Мне от этого легче. В тяжелой ситуации мы, кажется, не отдаляемся, а наоборот.

– Еще что-то помогает Вам проживать эту ситуации с достоинством?

– Трудно сказать... Разве что вот это: я маме не даю понять, что обижаюсь на нее. Когда особо тяжело, стараюсь уединяться или просто ложиться спать. Соответственно — предоставляю ей возможность заняться своими делами, понимаю, что ей тоже нелегко.

– Вам важно сохранить себя как человека порядочного, морального, по крайней мере, в своих глазах?

– Да!

Еще некоторое время психолог и клиент говорили о деталях непроизвольного поведения молодой женщины, позволяющего ей не просто адаптироваться к новой ситуации, но и сохранить ту самостоятельность и стойкость, которую когда-то молодой девушке пришлось наработать в сложные времена столь раннего и вынужденного взросления. Со снижением негативного эмоционального фона в ее голосе появились нотки уверенности в завтрашнем дне и благодарности всему, что помогает ей не терять силы духа и оставаться хозяином своей судьбы.

В переходной ситуации не спешите менять себя: 
это произойдет само собой

Принято ожидать от переходных времен активности по самоизменению: кто-то стремится научиться сохранять самообладание или развить стрессоустойчивость, кто-то — поменять работу на более высокооплачиваемую или выжить в условиях безработицы, кто-то — подлечиться, кто-то — изменить окружение… Однако происходит это не так, как в стабильные времена, — через постановку продуманной цели и рациональный подбор способов ее достижения. Напротив, переходный период — это время спонтанной самоорганизации. Оно настолько богато изменениями и новизной, что зачастую вопрос не столько в том, чтобы придумать, как измениться, сколько в том, чтобы не пропустить внезапно проявившийся шанс или умело распорядиться текущими изменениями.

Вчера одна из моих коллег рассказала историю, которая произошла с ней в одном из госпиталей. Она, являясь волонтером и помогая раненым бойцам из зоны боевых действий, случайно оказалась участником следующего события. Одна из зарубежных делегаций привезла инвалидные коляски с намерением подарить их раненым бойцам. Когда собрались все остро нуждающиеся и все желающие разделить с ними радость благого дела, обнаружилось, что коляски слишком маленького размера и фактически предназначены для детей. В воздухе повисла пауза разочарования и коллективной беспомощности: торжественное мероприятие внезапно и на глазах у всех превращалось в досадное недоразумение. В этот момент моя коллега вспомнила, что совсем недавно, находясь с сыном на лечении в одной из детских больниц, случайно узнала об острой нехватке колясок для детей-инвалидов. Она быстро сориентировалась и рассказала присутствовавшим о возможности прямо сейчас передать коляски детям, перенесшим сложные операции. А уже через несколько часов коллектив детской больницы радовался новой возможности помочь тяжело больным маленьким пациентам. После своего рассказа моя коллега сделала, на первый взгляд, странное заключение: «Кто бы мог подумать, что тревожный факт болезни моего сына и знакомства с коллективом детской больницы сможет послужить во благо? Жизнь воистину нелинейна: то, что не связано, может мгновенно проявить взаимную обусловленность и выступить в качестве решающего условия для решения важной проблемы!».

Налицо факт спонтанной самоорганизации. Мы никогда точно не знаем, откуда может прийти помощь. Или точнее: она может прийти отовсюду. Если бы организаторы мероприятия умело не распорядились внезапно возникшей возможностью, не проявили гибкость и открытость к текущим изменениям, то здоровье и радость детей, остро нуждающихся в поддержке, еще долго оставались бы под вопросом!

«Гибридная жизнь» 
глазами группы психологов

Однажды мы, представители одного из направлений психологической помощи, которая называется «экофасилитация», собрались на традиционную встречу, чтобы обсудить вопросы нашей общественной организации «Ассоциация экологичной помощи». На повестке дня была подготовка к ежегодному форуму «Экопсихея», а также апробация одной из разрабатываемых нами форм обучения и психологической помощи «Групповая экофасилитация». Она напоминает «мозговой штурм», но реализуется по особым правилам так называемого «кодекса экологичности». Ключевыми из них являются пристальное внимание к позиции каждого из участников дискуссии, а также профицитарность.

Профицитарность предполагает, что любое критическое или противоречивое явление — не столько ограничение к развитию, сколько возможность. [1]

Во время совместной работы все участники зафиксировали у себя улучшение эмоционального состояния и, кроме того, нам удалось найти ответы на ряд актуальных вопросов. Мы определили существующие в нашей стране условия как переходные или «гибридные» по аналогии с расхожими терминами: «гибридная война» — подразумевает боевые действия не только с использованием традиционных вооружений, но и методов информационной войны, связанной с активным влиянием средств массовой информации на сознание противоборствующих сторон, и «гибридный мир» — как определенное состояние системы, которое совмещает в себе признаки и мира, и войны в рамках одной территории или государства. «Гибридные условия» — в какой-то мере это напоминает мирную жизнь населения Израиля, который много лет находится в состоянии войны с Палестиной и при этом активно развивается как в социальном, экономическом, так и в военном отношении.

Анализ этих явлений привел к выделению очень интересного психологического явления, которое мы обозначили выражением «гибридный или противоречивый комфорт». Мы связали его с некоторым амбивалентным душевным состоянием личности, в котором одновременно имеют место и признаки уМИРотворения (возможно, как результат адаптации к радикальным преобразованиям в стране), и признаки острого неприятия происходящего, желания изменить многое в своей личной и общественной жизни, и признаки невозможности/нежелания это сделать. Такое душевное состояние характеризуется странным чувством по типу заМИРания или передышки перед новым витком изменений или некоторого застоя в развитии.

С точки зрения банальных представлений о развитии такие противоречивые состояния — действительно предвестник развития. Тогда, что делать в таких обстоятельствах? Ждать перемен? Мучиться в ожидании признаков изменений или наслаждаться временным комфортом в предвкушении перемен?

А может, мы входим в новую жизнь, название которой «гибридная»? В ней все противоречиво и состоит из противоположностей: друг — одновременно враг, радость граничит с печалью, любовь — с неприязнью, мир — с войной, ответственность — с безответственностью, сила — со слабостью.

Как это гибридная жизнь? На что она похожа?

История из моей практики «гибридной психологической помощи». Приходит за помощью молодая мама двоих детей и говорит: «Что-то со мной не то... я вдруг стала другая! Все раздражает, особенно люди на работе, стала придираться к ним. Но Вы не подумайте плохого: об этом знаю только я, все происходит только у меня внутри. Стоит кому-то сказать что-то противоречащее моим убеждениям или чувствам, как я сразу готова взорваться... От этого сдерживания мне, вроде, легче... никто не пострадал, а мне еще хуже… правда, потом.» Я стал расспрашивать ее.

– Было ли с Вами такое когда-либо?

– Нет, это впервые.

– Значит, мы имеем дело действительно с чем-то уникальным для Вас?

– Да! Я же сказала, я стала другая.

– А что Вы переживаете сейчас такого в Вашей жизни, что никогда не переживали до сих пор?

И тут мама двоих детей расплакалась, как ребенок. Я, как мне показалось, долго ждал, пока ее слезы высохнут. Она абсолютно не обращала внимания на мое безмолвное присутствие и вдруг подняла голову и уверенно сказала:

– Да, я все поняла: это не работа, не люди, это я сама... Мой муж — военный врач. Он недавно приехал из зоны боевых действий, сильно изменился и горько страдает от пережитого там. Как мужчина он скрывал свои чувства... Я поняла, в чем дело, и взяла все на себя: я слушала его, мне было страшно, но я держалась... Вы знаете, через время он стал оттаивать и, кажется, ему значительно легче... Тогда все началось у меня... Теперь мне все понятно... Я никому об этом не сказала ни слова, но я была «на войне». Дети ничего не узнали, и муж не догадывается о моих переживаниях... Но теперь все стало на свои места. Я знаю, что действительно изменилась!»

Я спросил: «Как именно?» И она не колеблясь, ответила: «Я стала сильней! Теперь я справлюсь со всем!».

И я еще долго думал: «Гибридная жизнь это когда все перемешано, одно исключает другое и одновременно дополняет и проясняет друг друга: слабость — силу, слезы — радость, отчаянье — надежду! Время перемен — гибридная жизнь!»

Что нас ожидает?

Выступая перед госслужащими с презентацией об особенностях преодоления кризисных ситуаций, я поймал себя на неоднозначности высказанной мною фразы: «В девяностых годах прошлого столетия я написал книгу «О психологии человека в переходный период. Как выживать, когда все рушится?» Тогда я подумал: наверное, это в последний раз в моей жизни, когда я переживаю подобное». После выступления я задумался о том, какой смысл я передал слушающим этой фразой: испугал их реальностью происходящего в настоящее время (в том смысле, что и тогда было крайне сложно, но сейчас еще хуже), или, напротив, вселил оптимизм, поскольку именно в таких условиях может появиться шанс удивить себя новыми возможностями.

На самом деле та моя книга о последнем: в переходный период в людях проявляется такое, что в обычные времена обнаружить сложно. Справедливости ради отмечу, что психологам-практикам свойственно подчеркивать «болезненные» аспекты переживания событий, те, которые выходят за рамки обычного человеческого опыта (переживание так называемых посттравматических стрессовых расстройств). И тем не менее существует контекст, в котором переходный период представлен в «здоровом» аспекте его переживания.

Что же это за совокупность условий, при которых человек, переживая экстремальные события, болезни и тому подобное, не просто обретает новый смысл жизни, но и перспективы собственного развития?

Перед тем как сформулировать ответ на этот вопрос, хочу привести содержание моей дискуссии со студентами-волонтерами, работающими с пострадавшими во время боевых действий на Донбассе. Они меня спросили: «Какие последствия нынешних травматических событий можно ожидать в будущем?» Я поинтересовался тем, что именно имели в виду коллеги-студенты под словом «последствия», и тем, что их личностно затрагивает в этой проблеме. Один из них привел в качестве примера факты о распространении самоубийств среди американских ветеранов после войны во Вьетнаме. Другой дополнил эту информацию «социальным негативом», имевшим место со стороны советских солдат после афганской войны. Сорокалетняя студентка поделилась собственным опытом травматических переживаний (в 1986 году она, дочь руководителя предприятия в Припяти, в полной мере пережила трагические события того времени). В результате мне стало ясно, что в понятие «последствия» они вкладывали негативный смысл: если человек пережил травму, то его ожидает мало хорошего.

«А что хорошего можно ожидать от подобных событий в нашей стране?» — спросил я. Кто-то ответил: «Наша страна очень сильно изменилась за полгода, люди стали более сплоченными, большее количество людей разделяют чувство патриотизма и национального единения, воссоздана национальная армия, впервые за долгие годы мировое сообщество поддерживает позицию Украины, процесс евроинтеграции стал реальностью». Молодой человек добавил: «Психологи никогда не имели такого шанса быть социально востребованными как со стороны средств массовой информации, так и со стороны государственных и неправительственных организаций. У нас появилась реальная возможность повышать свою квалификацию в тех сферах психологии, которые ранее были закрытыми. С января 2014 года чуть ли не каждый месяц, а иногда и чаще к нам приезжают известные специалисты психотравматологи из разных стран мира для проведения бесплатных тренингов и супервизионных занятий. В результате этого много психологов могут не только научиться работать с жертвами травматических событий, но и поддерживать собственное профессиональное и психическое здоровье, а также быть социально полезными и сокращать негативные социальные последствия в стране».

Я как преподаватель вуза добавил: «Во время радикальных перемен в обществе происходят существенные реформы и в системе образования, чуть ли не экстренно принят закон о высшем образовании, который существенным образом изменяет особенности подготовки специалистов. Согласно этому закону предоставлена существенная автономия высшим учебным заведениям в определении собственной образовательной политики и в предоставлении образовательных услуг. Несколько месяцев тому назад подобное трудно было представить. Тенденция к деформализации образовательного пространства все больше укрепляется, и многие преподаватели отходят от шаблонных методов и форм преподавания, которые еще недавно чуть ли не дискредитировали высшее образование. Например, наше сегодняшнее занятие построено на принципах недирективного подхода к образованию. Согласно этим принципам не только преподаватель, но и студент может определять содержание обучения, методы усвоения и расширения профессиональных знаний, включая знания о различных аспектах поведения в травматических состояниях и о содержании переходного периода».

По итогам данного обсуждения стало возможным ответить на ранее сформулированные вопросы. Первый из них: при каких условиях возможно сочетание негатива и позитива? В условиях переходного периода трансформация общества, равно как и личные изменения граждан носят глобальный и многоаспектный характер: наряду с негативными изменениями спонтанно происходят позитивные или интегративные трансформации, которые в своей совокупности содействуют развитию всей системы общества и личности человека. Например, в условиях общественной и индивидуальной дестабилизации формируются навыки стрессоустойчивости, изменяются личностные и социальные приоритеты, трансформируется область получения новых знаний, ускоряется процесс их получения, возрастают требования к их качеству. То, что в обычных условиях усваивается годами, в измененных — мгновенно или за непродолжительные периоды времени.

Второй вопрос: какие последствия нынешних травматических событий можно ожидать в будущем? Если исходить из негативной или катастрофической перспективы, понятно, что последствия будут соответствующими...

Если основываться на логике развития, в которой негативные тенденции спонтанно дополняются/сопровождаются реконструктивными, то перспектива в значительной степени благоприятная. Замечу, что сорокалетняя студентка-психолог, которая девочкой пережила трагедию в Чернобыле, поддержала эту позицию, ее 67-летний папа и мама живы и помогают растить ее детей...

От себя добавлю: в переходные времена сложно определять отдаленное будущее, но если такое приходится делать, то анализ должен быть не односторонним и совершаться не без помощи всех заинтересованных сторон.

Вместо завершения. Подводя итоги вышеизложенному, попытаюсь сформулировать основные выводы в виде «гибридных рекомендаций».

Дорогой читатель, возможно, это имеет место и в Вашей жизни?

1. Важно принимать период системных трансформаций как переходный.

2. В переходные периоды долгосрочное планирование практически невозможно.

3. Важно быть открытым к спонтанному проявлению неожиданных решений.

4. Парадоксы и противоречия в переходные периоды — норма, исключением, скорее всего, является абсолютная ясность и возможность руководствоваться в своих действиях хорошо отработанными правилами.

5. В переходные периоды будьте готовы познакомиться с собой «непредсказуемым».

6. Нет никаких гарантий, что все запланированное осуществится, но очень важна вера, что это возможно.

7. Важно доверять своей интуиции.

8. Если в экстремальной ситуации вы не спешите принимать решение, то, скорее всего, эта ситуация не экстремальная.

9. В переходной ситуации не спешите менять себя, это произойдет как бы само собой.

10. В переходные периоды актуальными могут стать созданные нами «психологические» голограммы. Их суть — в несколько непривычном и концентрированном взгляде на ситуацию. Зачастую они располагают к размышлениям, к изменению. Например:

• Если не знаешь, как поступить, смотри, что ты уже делаешь.

• Беспомощность — это условие обрести силу.

• Перед неизвестностью все равны. Все теряют то лучшее, что имели...

• Проблема выживания — не проблема планирования и вообще не проблема! Это действие!

• Коллектив — это преходящая форма для выживания индивида.

• Коллектив — это способность индивида включать в границы своей личности возможности других людей.

• Коллектив — это не устоявшаяся форма, это состояние группы в условиях экстремальности.

• Не беспокойтесь о прошлом, оно всегда с вами. Оно — ваш ресурс.

• Умение поддерживать неопределенность собственного сознания дает возможность не пропускать внезапно проявляющиеся возможности...

• Иногда достаточно осознать цель или определить препятствие, чтобы через некоторое время обнаружить, что цель достигнута или препятствие преодолено.

• В нашей жизни далеко не все совершается посредством долгих и кропотливых усилий, иногда достаточно просто расслабиться и подождать не спеша...

• Не все, над чем продуктивно работал и к чему отчаянно стремился, оказывается признаком личного успеха.

• Иногда «сюрприз» или неожиданность в собственном поведении дороже долгожданного или запланированного результата.

• Вхождение в мир случайности и неопределенности сулит порой неожиданные бонусы и откровения.

• Случайность — возможность сказать «нет» банальности и стереотипам.

• Случайность — признание реальности текущего изменения.

• Случайность — закономерность на грани обесценивания.

• Случайность — предвестник грядущих перемен и переживаний.

• Случайность — зарождающаяся закономерность.

• Случайность — свидетельство, что мы не одни...

• Случайность — граница между прежним и будущим.

Сноски

[1] Для лучшего понимания приведем пример профицитарного мышления, используемый нами в одной из социальных сетей: «Что такое экологичное/недефицитарное/профицитарное мышление? Проиллюстрирую: фраза «мне плохо от дождя» может означать: а) переживание физиологического холода, б) нахлынувшее чувство одиночества (или «психологического холода»). Экологичное мышление состоит в том, чтобы: а) заметить спонтанное дрожание в теле, мышцах, позволяющее реально согреться, пусть на какое-то время... (заметить не только негатив, но и реконструктивную тенденцию), а также б) в социальном смысле – переживание тоскливого настроения одиночества в присутствии члена семьи или одинокого прохожего, который вдруг воспринимает это состояние другого человека как призыв к общению. Словом, экологичное мышление – это не придумывание хорошего, а реальная фиксация не только и не столько дефицита и ограничения, но и спонтанно проявившейся возможности организма и психики».

Категория: Научные статьи Лушина | Добавил: Briviana | Теги: гибридность, кризисы, изменчивость, новизна, манипуляции, Травмы, экологичность, примирение, жизнеутверждение, статьи Лушина
Просмотров: 857 | Загрузок: 28 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]