Главная » Библиотека » Научные работы других авторов » Статьи

Зливков В. Проблема личностной и профессиональной самоидентификации в современной психологии
23.11.2009, 11:39
Постановка проблемы

Разностороннее и гармоничное развитие личности как наивысший приоритет общества XXI века должно закладываться всей системой среднего и высшего образования как ведущая цель воспитания и обучения. Главным звеном здесь, по нашему мнению, является создание новой философии образования, которое бы обобщенно охватывало стратегические направления перестройки образовательного процесса и опосредовано инициировало создание (педагогической психологией и педагогикой) реально действующих технологий гуманизации образования. Актуальность проблемы заключается еще и в том, что вынужденная замена современными педагогами социальных образцов для подражания, произошедшая в период социально-экономической трансформации общества, выдвинула на повестку дня не только проблему поиска новых образцов социального поведения, но и, в первую очередь, проблему исследования психологических механизмов отождествления норм личности с социальными образцами. Поскольку выяснилось, что новые социальные паттерны поведения совсем не обязательно способствуют решению проблем, вставших перед школой в эпоху перехода общества к рыночным отношениям. Это можно объяснить тем, что рыночные механизмы функционирования общества являются, прежде всего, рациональными и прагматическими, и поэтому современное украинское общество не рассматривает гуманизацию системы образования как приоритетное условие своего существования. Следовательно, мы выходим на проблему исследования психологических механизмов самоидентификации педагога.

Мы выбирали тему исследования, исходя из того, что самоидентификация личности является производной от значимых идентификаций, которые, наряду с другими компонентами, входят в структуру идентичности. Поскольку значимые идентификации в ходе процесса самоидентификации могут быть своеобразным пусковым механизмом процесса преодоления кризиса личностно-ролевой идентичности педагога, которая, не в последнюю очередь, обусловливается социально-экономическими изменениями, произошедшими в обществе.

Система подготовки и переподготовки учителей, существовавшая в СССР, почти идеально отвечала социальным требованиям тоталитарного общества к этой профессии. Со сменой социально-политических ценностей возникла парадоксальная ситуация. А именно: система подготовки учителей осталась в русле авторитарной педагогики при одновременном декларировании высшими педагогическими учебными заведениями лозунгов педагогики сотрудничества. Если же прибавить к этому еще и концептуальную неопределенность современной системы образования и недостаточный уровень ее финансирования государством, то абсолютно понятным становится факт глубокого кризиса личностно-ролевой идентичности современных педагогов.

Анализ последних исследований и публикаций позволяет утверждать, что за последние десятилетия в психологии сформировалось практически новое направление: исследование психологии идентичности. Так, по данным Дж. Марсиа [1], за последние 25 лет было осуществлено по этой тематике свыше 300 научных разведок. Можно наблюдать (в трудах исследователей) появление идентичности различного рода: ядерной, половой, ролевой, личностной, профессиональной, осознанной, неосознанной, гендерной, социальной и тому подобное.

Можно выделить несколько подходов, рассматривающих структуру, генезис, условия и особенности становления и развития идентичности, которые имеют собственную предметную сферу анализа. Следовательно, в этом случае целесообразно выделить: психоаналитический подход, включающий в себя психоаналитическую концепцию Е. Эриксона, статусный подход Дж. Марсиа, ценностно-волевой подход А. Ватермана; бихевиористический (Е. Гоффман, Л. Краппман, Дж. Мид, Р. Фогельсон, Дж. Хабермас); когнитивный (Г. Брейкуелл, Дж. Тернер, Г. Теджфел, Н. Иванова); экзистенциально-гуманистический (Д. Бъюдженталь, А. Минделл, Е. Минделл, К. Ясперс); структурно-динамический подход, к которому тяготеет подавляющее большинство ученых стран СНГ (В. Агеев, Н. Антонова, Г. Боришевский, П. Гнатенко, В. Павленко, П. Лушин, К. Коростелина, В. Столин, Л. Шнейдер, В. Ядов).

Идентичность определяется как динамическая система, развивающаяся нелинейно в течение всей жизни человека и имеющая сложную иерархическую структуру. Под идентичностью понимают принадлежность к определенной социальной группе. Можно сказать, что это чувство владения собственным "Я" относительно социума. Изменение идентичности, по мнению некоторых авторов [2], происходит неожиданно, непредсказуемо и, возможно, включает в себя такие элементы:
 
1) диссоциацию, или отмирание существующих основ "Я-образа";
2) неопределенность основ для последующего развития личности;
3) преодоление неопределенности путем конструирования новой идентичности, что имеет свое проявление в новом "Я-образе".

Согласно с моделью А. Ватермана [27], чувство достижения идентичности постепенно разрушается в меру того, как цель, ценности и убеждения теряют свою жизнеспособность и уже не отвечают требованиям изменившейся жизни. Если при этом начинается процесс преодоления кризиса, то идентичность переструктурируется соответственно новым требованиям социума. Если в структуре идентичности начинает доминировать "механизм психологической защиты", и индивид не желает замечать произошедших изменений, то возникает кризис идентичности.

В структуру идентичности, наряду с природными задатками, базовыми потребностями, эффективными "психологическими защитами", успешными сублимациями, постоянными ролями, входят и "значимые идентификации", которые и играют определяющую роль в том, с какими именно моральными ценностями и нормами поведения солидаризировался индивид [3].

Идентичность представляется как когнитивная система, имеющая две подсистемы: личностную и социальную. По Г. Теджфелу [4], это два полюса единого биполярного континуума, выбор формы поведения в котором осуществляется в зависимости от того, какая именно идентичность актуализируется. Дж. Тернер [5] отметил наличие тесной взаимозависимости между этими двумя подсистемами, поскольку, по его мнению, это не столько разные формы идентичности, сколько разные формы самокатегоризации: личность категоризирует себя в пределах определенного биполярного континуума "ближе" то к одному, то к другому полюсу. К механизмам становления и развития идентичности исследователь относил: социальную категоризацию, социальное сравнение (межличностное-межгрупповое); социальную идентификацию (персонализация, самоопределение, самоорганизация), межгрупповую дискриминацию. Следовательно, подход, традиционно связываемый с личностями Г. Теджфела и Дж. Тернера, можно определить как попытку преодоления дихотомии личностного и безличностного начал в человеке. Акцент делается на социальной идентичности как структуре более высокого уровня по сравнению с личностной идентичностью.

Г. Брейкуелл [6] иначе решает проблему соотношения социальной и личностной идентичности. По ее мнению, идентичность имеет социальное происхождение, а личностная идентичность - вторична по отношению к социальной. Усвоенные индивидом категории социальной идентичности, с точки зрения Г. Брейкуелл, дают возможность человеку познавать себя как личность, отличающуюся от других. Таким образом, личностная идентичность является продуктом социальной психологии, но, будучи сформированной, начинает активно влиять на развитие социальной. Следовательно, динамика идентичности человека - это процесс непрерывного диалектического взаимодействия личностной и социальной идентичности.

По мнению С. Московичи [7], основу идентификационной матрицы человека составляет большая совокупность идентичностей. И именно та идентичность, которая становится ведущей на определенный момент, организует свою иерархию и свой порядок в структуре идентификационной матрицы. Именно она определяет параметры, по которым происходит сравнение.

Мы уделили столько внимания представителям когнитивистского подхода именно потому, что он оценивает и группу, и индивида как качественно целостные структуры, являющиеся носителями системного качества.

Л. Шнейдер [8] рассматривает идентичность как синтез всех характеристик человека в уникальную структуру, определяющуюся и изменяющуюся в результате ориентации в постоянно меняющейся социальной среде. То есть, идентичность - это динамическая структура, развивающаяся нелинейно и неравномерно и определяющаяся стремлением личности к целостности.

Другим направлением исследования идентичности в психологии является исследование взаимодействия самоопределения и социализации личности, формирования идентичности в контексте социального взаимодействия [9; 10]. По убеждению В. Ядова, социальная идентичность имеет иерархическое строение, однако вопрос о взаимовлиянии разной социальной идентичности остается еще недостаточно изученным. В 1967 году, обобщая 20-летний опыт исследования идентичности, Е. Эриксон издает книгу "Идентичность: юность и кризис" [3]. Но "даже тогда он считал, что не может дать окончательного определения этого понятия" [11]. Тогда же Е. Эриксон сделал предположение, что единственный путь к определению идентичности - это попробовать понять, в каких контекстах она могла бы применяться (ощущение идентичности, процесс формирования идентичности, идентичность как конфигурация).

Нужно отметить влияние Е. Эриксона на исследование идентичности как решающее в формировании мировоззренческих позиций большинства исследователей. Не случайно существует мнение, что современные подходы не позволяют "выйти за пределы эриксоновской классификации ...операционизировать модель идентичности, предложенную Дж. Тернером" [20].
Психологическое развитие происходит в результате взаимодействия между биологическими потребностями индивида и нормативными требованиями общества. Ядром, вокруг которого строится личность, есть приобретение ею "Эго-идентичности". Следовательно, считаем целесообразным принять утверждение Г. Крайг (28, с. 91), что Е. Эриксон значительно отошел от психоаналитического понимания идентичности и что его теория является, прежде всего, психосоциальной. Позже Е. Эриксон сделал вывод, что развитие идентичности невозможно вне синтеза идентификаций, имевшими место в процессе социализации [3].

В целом, рассмотренные теоретические подходы не противоречат, а скорее взаимодополняют друг друга, определяя как объект исследования разные компоненты и этапы функционирования феномена идентичности. Следовательно, проблема исследования соотношения идентичностей и идентификаций имеет достаточно неопределенный характер.
 
Идентичность и идентификация

Традиционно появление термина "идентичность" связывают с трудами В. Джеймса. Хотя он и не употреблял его, но интуитивно чувствовал, что это субъективное ощущение тождественности и целостности является переживанием идентичности, а не характером (в общепризнанном значении термина). В то же время термин "идентификация" связывают и с исследованиями 3. Фрейда [12; 13], который рассматривал феномен идентификации, во-первых, как проявление связи индивида с другой личностью, во-вторых, как механизм формирования и функционирования группы.

По мнению П. Гнатенко и В. Павленко [14], которые провели основательный философский и психологический анализ соотношения рассматриваемых понятий, можно выделить, как минимум, три варианта интерпретации понятия "идентификация":
1) идентификация как один из механизмов межличностного восприятия (наряду с рефлексией и стереотипизацией). Такой вариант дает возможность субъекту коммуникации моделировать смысловое поле партнера по общению (хотя бы на уровне оценочных клише), обеспечивает процесс взаимопонимания и адекватного поведения);
2) идентификация как центральный элемент самосознания. Этот вариант тяготеет к подчеркиванию субъективного ощущения собственной принадлежности к разным социальным группировкам (при наличии позитивной эмоциональной окраски ощущения принадлежности), а также включению в свой внутренний мир групповых ценностей и принятия их как личностно значимых;
3) идентификация как один из показателей стратометрической концепции А. Петровского. В этом случае речь идет об уровне развития группы.

Несмотря на то, что эти три варианта функционирования идентификаций малосовместимы и их объединение носит несколько эклектический характер, авторы, по нашему мнению, определили главный "ядерный" признак идентификации - процессуальность. То есть, идентификация является процессом социализации индивида, влияющим на развитие его самосознания.

Если рассмотреть использование понятия "идентификация" в современной педагогической, возрастной и социальной психологии, то можно выделить по крайней мере три направления ее исследования. К первому можно отнести труды, в которых идентификация рассматривается как базисное явление, благодаря которому происходит личностное развитие человека в ходе социализации и персонификации (3. Фрейд, А. Бандура, Р. Адамек, Г. Драганов, Г. Герберт, Л. Лазовик, В. Мухина, О. Васильченко). Так, по В. Мухиной [15], идентификация - это центральный механизм структуризации самосознания. Идентификации, которые происходят в онтогенезе, формируют социальнозначимые черты личности. Л. Лазовик [16] отмечал, что идентификация - это результат процесса обучения. По его убеждению, обучение происходит значениями, которые в своей совокупности составляют систему координат функционирования индивида. В то же время некоторые приверженные этому подходу авторы вообще отказываются обсуждать дефиницию этого понятия. Так, О. Асмолов [17] считает, что понятие "идентификация" и "идентичность" - синонимы, и поэтому нецелесообразно проводить между ними четкую дифференциацию.

Второе направление исследования идентификации посвящено выяснению ее роли в структуризации личности с точки зрения системы координат социальной психологии (В. Агеев, Г. Андреева, Г. Боришевский, В. Собкин, А. Петровский, Г. Обозов). В этом случае идентификация рассматривается как "действие в системе целей и мотивов того человека, с которым идентификация происходит" [18]. С точки зрения сторонников этого подхода, первостепенное задание - приблизиться к выделению процессов, происходящих с субъектом идентификации. Речь идет о двух типах идентификации поведения: "принятие роли" (так называемый "холодный" вход в позицию другого) и сопереживание ("теплый", то есть эмоционально окрашенный вход в позицию другого). М. Обозов считает, что идентификацию детерминирует потребность человека в общении. При этом идентификация в социальной перцепции - процесс сравнения явлений, объектов, образов. Идентификация, содержащаяся в основе эмпатии, обусловливает взаимодействие со "значимым другим". Следовательно, идентификация является своеобразным механизмом объединения группы, содержание которого - создание чувства "Мы" [19].

Для третьего направления исследований идентификации характерно повышенное внимание к ее мотивационным компонентам. В частности, идентификацию рассматривают как рядообразующий термин наряду с эмпатией, а в эмпатии находят признаки идентификации. Так, В. Кан-Калик считал эмоциональную идентификацию важным социально-психологическим компонентом на всех этапах воспитательного процесса [21]. А. Петровский рассматривает ее как эмоционально окрашенный процесс отождествления субъектом себя с другими индивидами.

Следовательно, если попробовать обобщить, так сказать "совместный продукт общения", присущий этим достаточно разным подходам, то можно сказать, что все они рассматривают идентичность как самоопределение социального субъекта, а идентификацию - как процесс эмоционального самоотождествления (что не является осознанным) субъекта с образом "значимого другого".
 
Идентификация и самоидентификация

Достаточно часто под самоидентификацией рассматривается социологическая составляющая этого понятия, а именно - степень определенности у респондентов социального соотношения к гражданским, этническим, культурным и другим сообществам без учета психологических причин, механизмов и последствий процесса самоидентификации [23].

Более психологизированно самоидентификация рассматривается как одна из потребностей, интериоризирующая избранные социальные стандарты поведения в структуру социальной идентичности субъекта. Кроме того, субъект самоидентификации стремится проявить себя через персонификацию, выбрав именно то, что, как ему кажется, отвечает его ценностным ориентациям.
Под самоидентификацией понимается стремление субъекта овладеть знаниями, навыками и умениями самодиагностики, своеобразной "примерки" к себе профессионально значимых особенностей характера, поведения, общения (24; 25; 26). В то же время самоидентификация может выступать и как форма психологической регуляции профессионального становления [26]. Например, педагог находит все новые особенности успешного работника образования. В свою очередь, это инициирует последующее переструктурирование профессиональной идентичности и, соответственно, наполняет педагогическую деятельность новыми смысловыми акцентами (как позитивными, так, к сожалению, и негативными), которые отвечают реалиям настоящего.

Следовательно, самоидентификация является одним из важных механизмов формирования "Я-концепции" педагога. В то же время она выступает и как процессуальная динамическая характеристика формирования его идентичности. Следовательно, рассматриваемый феномен целесообразно изучать лишь в динамике формирования профессионального самосознания педагога. Более обобщенные варианты могут быть предметом новых исследований.

Значение самоидентификации для педагога заключается в создании когнитивных конструкций (личностно и общественно значимых) и их сравнения относительно специфики профессии учителя, а также в создании максимально комфортных условий для интеграции в профессию. Можно сказать, что самоидентификация профессиональной идентичности тесно взаимодействует с профессиональными стереотипами, "клише", образами, коммуникативной позицией педагога и его профессиональными ролями. Раскрытие личностного аспекта профессиональной идентификации возможно лишь тогда, когда известна система личностных смыслов педагога относительно системы профессиональных ценностей.
 
Выводы

1. Самоидентификация педагога - не только динамический процесс формирования его самосознания, но и результат переструктурирования его личности.
2. Самоидентификация педагога должна анализироваться как в известной мере осознанное (эмоционально насыщенное) ощущение принадлежности к его профессиональной группе.
3. С самоидентификацией педагога тесно связана структура профессиональных представлений, которые могут выступать как психологические механизмы формирования образа профессии. В частности: ценностно-мотивационный компонент, специфика коммуникативной и профессиональной компетентности.
4. На процессуально-динамические характеристики самоидентификации влияет ряд факторов, посредством которых и происходит переструктурирование идентичности (экзогенные - эндогенные, управляемые - неуправляемые, профессиональнее полезные - профессиональнее вредные и тому подобное).

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что самоидентификация как психологический механизм формирования идентичности выполняет такие функции: отбор новых личностных и социальных ценностей в структуру идентичности; переструктурирование идентичности в соответствии с особенностями новых элементов, вошедших в ее структуру; определение индивидом значения и ценности новых элементов идентичности и сопоставления их с предыдущими социальными ценностями, также входящими в структуру идентичности.

Следовательно, самоидентификация может исследоваться в нескольких направлениях: как важное условие и инструмент профессиональной социализации. Самоидентификация обеспечивает стабилизирующую и в то же время преобразующую функцию социализации, поскольку таким способом меняется иерархия социальных приоритетов в структуре идентичности; как динамический процесс формирования образа профессии педагога и фактор изменений (позитивных или негативных) в профессиональном самосознании учителя; как психологический механизм усвоения коммуникативно-педагогических ролей и самокатегоризации определения операционных и оценочных факторов становления "Я-концепции"; как результат профессиональной подготовки и переподготовки, что обусловливает специфику профессиональной идентичности педагога по параметрам: жесткость - гибкость, открытость - закрытость, стабильность - нестабильность и тому подобное; как нелинейный процесс выбора степени соответствия профессиональным образцам.

Самоидентификация может вести (при оптимальных условиях функционирования) как к усилению когнитивной сложности идентичности, так и (в ситуации моратория или диффузии) к упрощению ее структуры.

Таким образом, профессиональная самоидентификация педагога - это многомерный динамический нелинейный процесс, обуславливающий механизмы, условия и результаты структуризации и переструктурирования его профессиональной идентичности.
 
Литература:

1. Marsia J. Identity adolescent psychology. N. Y., 1980.
2. Лушин П. В. О психологии человека в переходной период (Как выжить, когда все рушится?) - Кировоград: КОД, 1999. - 208 с.
3. Эриксон Е. Идентичность: юность и кризис. - М., 1996. - 634 с.
4. Tajf el H. Social identity and intergroup relations. - Cambridge Univ. Press, 1982.
5. Turner J. Social categorization and the self-concept: A social cognitive theory of group behavior / Lauder E. J. (eds.) Advances in group process. Theory and research V. 2 - Greenwich: Connect, 1985.
6. Breakwell G. M. Coping witch threatened identities. - L. - N. Y.: Mithuen, 1986.
7. Moskovici S. Notes towards a description of Social Representation // European Journal of Social Psychology. - 1988 - V. 18.
8. Шнейдер Л. Б. Профессиональная идентичность: теория, эксперимент, тренинг. - М.: Изд-во Моск. соц.-психол. ин-та; Воронеж: Изд-во "МОДЕК", 2004. - 600 с.
9. Москаленко В. В. Социализация личности. - К.: 1986. Москаленко В. В. Социальная психология. - К.: Центр навчальної літератури. 2005. - 624 с.
10. Зливков В. Л. Самоідентифікація в педагогічній комунікації. - К: Український центр політичного менеджменту, 2005. - 144 с.
11. Фрейд 3. Психология бессознательного. Пер. с нем. - М.: Просвещение, 1989. - 447 с.
12. Фрейд 3. Психология масс и анализ человеческого "Я". Пер. с нем. - М.: Ин-т психологии РАН: КСП, 1998. - 320 с.
13. Гнатенко П. I., Павленко В. М. Ідентичність: філософський та психологічний аналіз. - К.: "APT - ПРЕСС", 1999. - 466 с.
14. Мухина В. С. Проблема генезиса личности: Учебн. пособие к спецкурсу. - М.: Просвещение, 1985. - 104 с.
15. Lazowik L. On the nature of Identification // Abnormal And Social Psychology. - 1955. - P. 175 - 183.
16. Асмолов А. Г. Психология индивидуальности: методологические основы развития личности в историко-эволюционном процессе: М.: Изд-во МГУ, 1986. - 96 с.
17. Собкин В. С. К формированию представлений о механизмах процесса идентификации в обществе // Теоретические и прикладные проблемы психологии познания людьми друг друга. - Краснодар: Изд-во КГУ, 1975.- c. 34-39.
18. Обозов Н. Н. Межличностные отношения. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1979. - 151с.
19. Бергер П, Лукман Г. Социальное конструирование реальности. М.: 1995.
20. Учителю о педагогической технике / Под. ред. Л. И. Рувинского. - М.: Педагогика, 1987. - 160 с.
21. Петровский А. В. Личность. Деятельность. Коллектив. - М.: Политиздат, 1982. - 255 с.
22. Киселев И. Ю., Смирнова А. Г. Формирование идентичности в российской провинции. М.: 2001.
23. Панок В., Титаренко Т., Чепелева Н. та iн. Основи практичної психології. - К.: Либідь, 1999. - 533 с.
24. Введение в практическую психологию / Под. ред. Жукова Ю. М., Петровской Л. А., Соловьевой О. В. / М.: Смысл, 1996. - 374 с.
25. Фонарев А. Р. Формы становления личности в процессе ее профессионализации // Вопр. психологии. - 1997. - №2. - С. 88 - 93.
26. Waterman A. S. Identity development from adolescent to adulthood: an extension of theory and review of research // Development psychology. V. 18, №3, 1982. - P. 341 - 358.
27. Крайг Г. Психология развития. - СПб.: Питер. - 2000. - 992 с.
 
Перевод статьи Валерия Зливкова "Проблема особистісної та професійної самоідентифікації в сучасній психології", источник: "Соціальна психологія" - 2006. - №5 - с.128-136
 
 
"Профорієнтація"
Категория: Статьи | Добавил: Briviana | Теги: образование и развитие, психика и поведение, идентичность
Просмотров: 3820 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]