Главная » Статьи » Очерки из книги Лушина

О сущности экопсихологического кризиса (или о Ежиках, которые "безразличны" к своей судьбе)
В настоящее время происходит становление нового психологического направления - экопсихология. Предмет данной науки не определен четко. Одни исследователи ограничивает его изучением характера и особенностей психологических воздействий на человека со стороны природного и антропогенного окружения и связанных с этим психических переживаний. Мы придерживаемся той точки зрения, что в экопсихология это наука, которая изучает не только условия сохранения жизненной среды человека, но также способы и формы ее конструирования [2].

Принято считать, что возникновение экологии как науки является реакцией на так называемый экологический кризис, одной из сторон которого является резкое ограничение возможностей пользования ресурсами окружающей среды. На самом деле суть проблемы можно искать несколько в иной плоскости. В плоскости отношения человека к самому себе. Именно данная тенденция является актуальной экопсихологической тенденцией [1].

Анализируя существующие в настоящее время экопсихологические диспозиции [1], [3], [4], [5], [6], [7], [8], то есть некоторые основополагающие установки и ценностные ориентации в отношении субъекта к окружающей его внутренний и внешней среде, можно сформировать некоторую типологию экодиспозиций.

 
Таблица 1. Основные экопсихологические диспозиции
Образ (метафора) среды Содержание образа Действие
1 "Дом", "семья" Комфорт, безопасность, идентификация Любовь
2 Психоморфный топос,
"внешность"
Форма выражения внутреннего Перенос, проецирование
3 "Друг" Равенство Уважение, общение на равных
4 "Господин" Активность, доминантаность, независимость Почитание, подчинение
5 "Раб" Покорность, пассивность, следование чужой воле Властвование, Эксплуатация
6 "Враг" Угроза жизни Боязнь, борьба
7 "Склад" Вместилище ресурсов Использование
8 "Безразличие" Находящееся за пределами сферу значимости, выживания, развития Переход к новому
Возникает закономерный вопрос, какая из диспозиций является неэкологичной, разрушающей сущность как отдельного человека, так его сообщества, живой и неживой природы?Предполагается, что выделив такое отношение, мы можем прекратить, или, по крайней мере, осознать причины названного экологического кризиса.

Начнем наш анализ с самого простого.Человек, который полагает себя в терминах "врага" или "раба", не может не разрушать себя. Вместе с тем, стоит несколько отстраниться от данного тезиса, как в сознании возникает антитезис. Понимание себя в качестве "врага" самому себе имеет и положительные результаты. За примерами не следует далеко ходить: только испугавшись за свое будущее, можно начать процесс перестройки настоящего. На этом построены практически все оздоровительные системы, первоначальная, задача которых весьма убедительно описать негативные последствия отступления от "правильного" образа жизни, диеты, распорядка дня. То-же самое можно отнести и к процессу воспитания и перевоспитания. Практически каждый с легкостью вспомнит незабываемые фразы по типу: "Будешь плохо учиться - станешь дворником". Заброшенная в душу "вражеская" мысль борется с любовным или дружеским отношением к себе в результате приводит к выработке правильного направления собственного развития.

Положительное значение отношения к себе как к "рабу" в религиозной парадигме однозначно снимает многие негативные аспекты. По сути говоря, признание себя в качестве беспомощного, греховного, не всесильного существа дает чисто психологические преимущества. В частности, посещение психолога, юриста, врача и других специалистов ни сколько не является признаком ущербности "слабого", напротив, признанием его силы, воли к самоспасению, желанию перестроить собственную жизнь в лучшем направлении. Отсюда, один шаг до пониманию положительной роли и господствующей диспозиции с признаком властвования над собой.

Вместе с тем, у господского отношения есть и другой признак - эксплуатации, что естественно предполагает отрицательный элемент небрежного ("небережного"), неосторожного, недальновидного обращения к имеющимся у "раба" ресурсам (что напоминает диспозицию "склада"). Хотя, с другой стороны, если полагать себя в положительных терминах "склада" или хранилища ресурсов и не пользоваться ими, тоже чревато негативными последствиями: ресурсы теряют свежесть, актуальность, адекватность ситуации их использования. Склад на то и существует, что бы им пользоваться. Вполне вероятно, что чем чаще к нему обращаешься, тем чаще возникает необходимость его пополнять.

Возникает вопрос, что если абсолютно отрицательных диспозиций не следует искать в приведенной выше экодиспозиционной матрице, то современные экологи могут быть правы:все трудности происходят от безразличного отношения к своей внутренней и внешней среде [8].

Что следует понимать под безразличным отношением к чему-либо? Например, если индивид отгораживается от самого себя, игнорируя происходящее с самим собой или окружающей средой, то это говорит только об одном, что ничего опасного с ним пока не происходит. Все самое страшное впереди. В таком случае, безразличие - это исключение некоторых переживаний или событий из своей жизни в силу их неактуальности для субъекта.

Есть и другое определение, которое ближе к этимологии самого слова. Безразличие или индифферентность - это отсутствие различия между, например, тем, что было и тем, что есть в настоящем. Оно по сути означает, что возникшая перед человеком жизненная задача таковой не является или, по крайней мере, является чисто репродуктивной: она уже решена или ее сложность не настолько велика, что бы о ней переживать, эмоционально реагировать.

В таком случае диспозиция безразличная является прямым указанием на то, что сфера развития субъекта лежит в несколько другой области. Поиском этой сферы он не готов заниматься, например, в силу того, что сфера актуального развития еще не изжита. Безразличный человек это не тот, который потерял интерес к жизни, а скорее тот, кто находится в состоянии скрытого поиска новых стимулов как в отношении к самому себе, так и своего живого и неживого окружения. В результате безразличие - это внешне не очевидное "различие". Если квалифицировать его в качестве разрушительного, неэкологического отношения к себе, то с "водой мы можем выплеснуть и ребенка". Этот ребенок называется неосознаваемой или "автоматизированной оценкой" [2] или конструированием новой жизненной ситуации.

Итак, наша гипотеза не подтвердилась: Мы не можем выделить такое отношение, которое явилось бы источником экологического или экопсихологического кризиса: все из перечисленных диспозиций отличаются как негативными, так и позитивными аспектами. Убрав один из них, мы можем породить понастоящему большую экопсихологическую неприятность, обусловленную нарушением связей в рамках экопсихологической матрицы человеческого сознания.

И вместе с тем мы не в состоянии игнорировать того факта, что мировая общественность, как никогда ранее, озабочена экологическими проблемами, как если бы речь шла о последнем шансе на спасение. Мы не можем сказать, что все то, что привело нас к этому кризису было ошибочным.

Общественность небезразлична к широким масштабам безразличия к окружающей среде. Под "небезразлична" следует понимать - неприятие безразличия как экопсихологической диспозиции. Но ведь "небезразличие" общественности может быть озвучено в более положительном смысле.

Скажем, на сеансе индивидуально-психологического консультирования клиент может обнаружить, что его тяжелые переживания, страдания теряют признаки болезненности, выходят за пределы его значимости. А через некоторое время становится очевидным, что клиент, порой с удивлением для самого себя, не может их обнаружить в сфере значимых переживаний. Или ученые победив ряд серьезных инфекционных заболеваний начала ХХ столетия сосредоточились на более актуальных проблемах выживания.
Безразличие трансформируется в показатель завершения определенной стадии развития открытой экосистемы, будь это личность отдельного человека или общества. Это подтверждается диалектикой процесса развития. Если исходить из необратимости процесса развития и изменения, то восстановить первозданное отношение человека к себе и окружающей среде невозможно.

В этом смысле мы не можем "вылечиться" от безразличия в традиционном содержании этого слова (вернуться к прежнему положению дел). Ограничить свои потребности - тоже не выход: их появление продиктовано объективными законами.

Единственным решением проблемы безразличия является полагание его в качестве переходной формы на новый уровень или систему развития.

Проведем один из мысленных экспериментов, который, как нам кажется, иллюстрирует данную мысль.

Описание случая. Один из бывших студентов автора данного исследования, который в настоящее время проживает и успешно работает в США поделился своим видением того, что происходит на Украине. Он воспользовался следующим выражением:

"Ежики кричали и плакали, но продолжали кушать кактусы"

Вполне очевидно, что автор данного высказывания хотел подчеркнуть мысль о том, что украинский народ безразличен, если не к собственной судьбе, то по крайней мере к собственному образу жизни.

У автора данной статьи не сложилось впечатление, что его бывший студент был абсолютно уверен в справедливости подобранной метафоры. У его бывшего преподавателя также не было однозначного отношения к данному высказыванию. Сформировалась проблемноориентированная группа (ПОГ) небезразличных к доле Украины людей, желающих найти объяснение неконгруэтному поведению украинцев: жители этой богатой своими интеллектуальными и природными ресурсами страны никак не построят адекватное своим возможностям общество. Метафорическая (не строгая) форма данного высказывания позволяет генерировать следующие смысловые трансформации исходного выражения.

 
Таблица 2 Смысловые трансформации диспозиции "Безразличия"
 Содержание трансформаций
1  "Ежики" представлены в качестве крайне ограниченных, безразличных к своей собственной судьбе субъектов или своего рода "мазохистов", получающих удовлетворение от страданий.
2  "Ежики" являются такими субъектами, которые несколько консервативны, особенно если учесть, что потрясений и революций на их век хватало. Вероятно, к структуре их менталитета не последнее место занимает преемственность истории, собственных переживаний. За это они расплачиваются своим "желудком".
3  "Ежики" - лентяи. Единственное, что у них хорошо получается - жизнь жалких существ.
4  "Ежики" - очень терпеливый "народ". Когда терпение заканчивается они все-таки идут на резкие перемены. Например, многие склонны эмигрировать в такие места, где больше "яблок", "грибов". Но чтобы это сделать, им действительно нужно дотерпеться.
5  "Ежики" - не глупый народ, в истории которого есть моменты, когда они превращали имеющиеся ограничения в преимущества, например, изобретали новые технологии. Возможно и теперь они занимаются разработкой технологии превращения "кактусов в кактусовое масло", которое более пригодно для питания.
6  "Ежики" - заботятся о своем пищеварении. Уже стало известным, что потребление высококачественной и особенно вкусной пищи ведет не только к ожирению, но и нарушениям пищеварения. Не даром грубая и слабо технологически переработанная пища становится более популярной и среди жителей других стран.
7  Крик и плач - есть чисто человеческая способность. Умение плакать, и выражать свой гнев приветствуется многими психотерапевтическими школами. Это дает возможность предположить, что в главном "Ежики" здоровы. Не даром - психотерапия и консультативная помощь, на территории СНГ, считается делом, во многих случаях лишним, роскошью по сравнению с другими странами. Всегда интересно знать в этом контексте, от чего плачут и кричат "животные" в других странах?
8  "Ежики" по-настоящему коммуникабельные люди. Следует различать контактность и коммуникабельность. Последнее предполагает умение делиться истинными, глубинными переживаниями в присутствии других. Они не склонны улыбаться и общаться тогда, когда им этого не очень хочется.
9  Можно предположить, что "Ежики" это "нация", которая убеждена, что быть счастливым в одиночку невозможно. Одним из доказательств является тот факт, что богатых украинцев также нельзя назвать счастливыми.
10  Предположим, что украинцы - это не "Ежики", а "кактусы" (метафорическая форма выражения позволяет нам сделать это преобразование). Кто тогда "Ежики"?
11  Кто есть те, кто наблюдает за картиной страданий другого? Что они ощущают, наблюдая за страданиями другого? Что они делают после "шоу"?
12  Почему автор употребляет уменьшительное существительное "Ежики", а не "Ежи"? Нет ли в этом сострадания? А может он симпатизирует им, то есть в какой-то мере может их понять. Понимает, что они учатся жить поновому, им трудно. Может винит себя за бездеятельность? Может вспоминает, когда сам был в их положении?
13  "Ежики" часть единой экосистемы. Если в одной ее части "хорошо", то во второй должно быть иначе.
14  Кто должен есть кактусы, когда все едят "грибы" и "яблоки"? Предположим, есть такие животные для которых "кактусы" являются "грибами" и "яблоками". Может это "Верблюды"?
15  "Ежики" меняют диету?
16  "Ежики" меняют свою "национальную" идентичность? Становятся благородными, неприхотливыми животными (например, верблюдами), у которых другие животные впоследствии смогут брать уроки выживания в крайне неблагоприятных условиях?
В данном контексте закономерно возникает следующее утверждение: экологический равно как и экономический кризис на Украине - не является признаком безразличия украинского сообщества (а также составляющих его граждан), а скорее всего - изживания прежней социально-психологической идентичности и зарождения новой.

При этом заметим, что образ трансформации "ежика-мазохиста" в благородного животное -- "корабль пустыни" снимает все противоречия между членами ПОГ. "Верблюд" является несколько медлительным, консервативным, в известном смысле ленивым, по мелочам не разменивающимся (индивидуальным или коллективным) субъектом. Он также отличается некоторыми "мазохистскими" качествами (не прочь подвергнуть себя испытаниям, которые впрочем чаще всего его укрепляют). При значительном ухудшении условий существования мигрирует в более непривычные, но богатые пищей места. "Верблюды", несмотря на некоторую неуклюжесть, симпатичны. Во многих "странах" от наблюдения за ними получают удовольствие. Они несколько высокомерны, независимы, а в случае агрессивности в их адрес, могут прибегать к незатейливым, но эффективным средствам самообороны. Нельзя сказать, что они отличаются особыми умственными способностями, но вместе с тем, принимая во внимание высокие адаптивные возможности, можно предположить, что они имеют развитый эмоциональный интеллект. "Верблюды" - относительно легко поддаются обучению, "дрессуре". Вероятно, это происходит в силу их видовой способности к коллективным формам жизни, умению объединяться в "караваны": все хорошо, что помогает выжить в экстремальных условиях. Это свидетельствует о том, что любые "жертвы", на которые соглашается независимое "животное" продиктованы глубоко прагматичным "национальным" характером.

Если данная интерпретация происходящего на Украине, получит свое подтверждение у возможных других членов ПОГ, то, как минимум, один из ее членов (автор данной статьи) склонен
приписать факт кажущегося экопсихологического безразличия украинского народа не столько кризисным явлениям, сколько конструктивным процессам социально-экономической трансформации украинской идентичности.

На основании вышеизложенного мы действительно можем заключить, что сущность экопсихологического кризиса может состоять не столько в том, что человек относится к окружающей внешней и внутренней (личностной) среде потребительски или безразлично, сколько в появлении новой социально-психологической ситуации. Она характеризуется зарождением принципиально иных оснований существования как отдельного, так и коллективного субъекта. В этом смысле можно признать неэкологичным стремление тех экологов и психологов, которые сосредотачивают внимание общественности преимущественно на консервации уже существующих природных или социальных и психологических явлений. Подобно тому как запечатлевается и сохраняется в памяти то, что имеет отношение к будущему (с точки зрения футурогенной концепции Г. Середы), сохранить наличный природный и социально-психологический потенциал можно только при условии активного конструирования будущего.

Литература.

1. Дерябо С.Д., Ясвин В.Я. Экологический кризис как кризис антропо-центрического сознания // Человек.- 1998. - ©1.- С. 34-41.
2. Лушин П.В. О психологии человека в переходный период (Как выживать, когда все рушится. - Кировоград: Код. - 1999. - 208 с.
3. Скребец В.А. Экологическая психология. - Киев:МАУП. - 1998. -144 с.
4. Цейтлин Б.М. Эйдос Экоса // Человек.- 1998.- © 5.- С. 122-126.
5. Capra, F. The web of Life . - New York: Anchor,1997. - 456 p.
6. Cohen, M.J. Reconnecting with nature: Finding wellness through restoring your bond with the Earth.- Corvallis, OR. -1997. - 678 p.
7. Gomes, M. Ecopsychology and social transformation: Introduction // ReVision. - 1998.- ©20.- P.7-10.
8. Roszak, T., Gomes, M. E. Kanner A. D. Ecopsychology: Restoring the earth healing the mind. - San Francisco: Sierra Club Books. - 1995. - 400 p.
Категория: Очерки из книги Лушина | Добавил: Briviana (05.10.2008) | Автор: Лушин П.В. E
Просмотров: 1977 | Теги: самопознание, толерантность к неопределенности, кризис переходный период, экофасилитация, Павел Лушин Pavel Lushyn, экопсихология | Рейтинг: 5.0/1